Данный сайт использует файлы cookie. Если Вы не против, просто продолжайте им пользоваться.
Шрифт:
Цвета:

Локальные истории Бородино/Local history of Borodino

 

История «малой родины»  примыкает к краеведению . Исторически это самый древний тип локальной истории и одновременно самый устойчивый, с непрерывной традицией со времен античности. У истории «малой родины» очень выраженная прагматическая составляющая: она обеспечивает фундамент для исторической памяти места, формирует связь между прошлыми и будущими поколениями в настоящем. 

Локальная история (в отличие от национальной) питает привязанность человека к месту проживания, связывает его с конкретным прошлым, в том числе с историей материальной культуры, представляет примеры героической или просто достойной жизни предков. 

Каждая история для нас- это семейная реликвия, через которую раскрывается история города Бородино.

Если у Вас есть интересная история семьи, то Вы можете поделиться ей, отправив фото/видео/аудио материалы и историю на нашу почту muzey.borodino@mail.ru или придя в музей по адресу ул. Октябрьская, д. 56.

Мы работаем вторник- пятница с 9:00 до 18:00, суббота с 11:00 до 16:00. Выходные- воскресенье,понедельник. Справки по тел 8(39168)3-26-36

 

Когда-то двести лет назад этим словом в русской армии именовали офицерский чин между полковником и генералом. Шло время и это слово из армейского лексикона перешло в сугубо статскую жизнь. Бригадирами стали называть начальников или руководителей производственных коллективов, которые, естественно, назывались бригадами. И хотя петровский табель о рангах, в котором бригадир занимал пятый класс сверху из четырнадцати, то есть, очень высокое, почетное место, ушел в историю, - звание бригадира в обычных гражданских коллективах и по сей день котируется высоко. Не всякому, там, в низовых коллективах, где человек на виду, и его близко знают, и где он, в одинаковых со всеми условиях, бок о бок проводит большую честь своей жизни, - доверят быть командиром над собой. Дорогого стоит заработать эту честь. Удостаиваются ее самые умелые в профессии, самые порядочные в моральном смысле люди, самые авторитетные. В рабочих коллективах по-простецки таких авторитетных мужиков называют «бугор». В этом слове сконцентрировано и уважение, и признание своего товарища, такого же как все, но наделенного большей ответственностью, за всех, за общее дело.
 

Геннадий Васильевич Крюков – как раз один из таких людей, которым посчастливилось испытать в своей жизни искреннее, неподдельное уважение со стороны коллег, товарищей по работе. Большую часть своей трудовой жизни он с достоинством пронес командирские обязанности в звании – бригадир. 

     Был мастером своего дела, уважаемым человеком и не только теми, кто «пахал» рядом с ним в одной бригаде, а это, примерно, тридцать человек, но и другими, среди которых начальники разных рангов – свои, разрезовские командиры и даже министры. 

     Природа щедро наделила его сильным характером и в тоже время душевной добротой, общительностью, открытостью, обязательностью, надежностью и тем, что называется человеческой порядочностью и внешностью, высокий рост – за метр восемьдесят с лишним, могучие плечи, одним словом – статная, видная фигура. Настоящий сибиряк. Сам он шутливо уточняет: «Гуран я, настоящий, чистокровный…» и объясняет, что родом он из Забайкалья. 

     На свет Божий Гена Крюков появился 5 января 1947 года в селе Малета Петровск-Забайкальского района Читинской области. Отец его был механиком по ремонту сельхозтехники на одном из совхозных отделений, мать учительствовала в местной начальной школе. После девяти классов Крюков поступает в Черемховский горный техникум. Через четыре года, 19 декабря 1966 года он заканчивает его с дипломом горного техника по специальности «Открытая разработка угольных месторождений». 

     Затем была служба в армии на острове Сахалин, куда он попал после хабаровской учебки, где полгода учился артиллерийскому селу. Уже в армии он был выделен из общей солдатской среды: в звании старшины был на должности старшины батареи. Здесь, наверное, начало его бригадирской жизни. Ведь по существу заботы старшины батареи схожи с хлопотами в бригаде. А это чтобы 34 бойца-артиллериста были накормлены, одеты, обуты, в баньке помыты, чтобы в казарме была чистота и порядок… 

     Вспоминая армейские два года, Геннадий Васильевич не устает подчеркивать: «Многим, что я достиг позже в гражданской жизни я обязан армии. Она многому научила меня – глубже узнавать людей, ценить дружбу, быть порядочным, честным, уважительным к другим. Короче говоря, армия – хорошая мужская школа жизни и я, - делает ударение он, - благодарен судьбе за такую учебу». 

     После демобилизации Крюков почти год отработал дежурным инженером на заводе «ВостСибЭлемент» в городе Свирске, что меньше в тридцати километрах от Черемхово Иркутской области. Здесь он познакомился с девушкой, поженились. 

      Под самый Новый 1971 год, уже втроем (родилась дочка), уезжала молодая семья в город Тулун, где Крюков устроился помощником машиниста роторного экскаватора 1250. Через полтора года стал машинистом. Он отработал в Тулуне семь лет. Работал хорошо. Три года из них – старшим машинистом. А по итогам 1975 года был признан победителем социалистического соревнования по министерству… Так стал накапливаться его профессиональный и человеческий опыт, ярко проявившийся позднее на бородинской земле. 

     1977 года 15 апреля Геннадий Васильевич Крюков стал машинистом роторного экскаватора № 54 на добычном участке «Западный» разреза «Бородинский». Так тридцать с лишним лет назад начался бородинский этап его жизни. 

     А через четыре года Крюкова принимают в коллектив роторного под № 53. В это время бригадой руководил знатный шахтер – Герой Социалистического Труда Петр Александрович Бойко. По существу, еще «новичку» Крюкову была оказана большая честь: стать членом известного своими трудовыми успехами экипажа. Конечно, решение принять его на первый экскаватор принималось не на пустом месте. Прежде всего, обращалось внимание на профессиональное качество Крюкова и на его человеческие достоинства – общительность, открытость и надежность в отношении с людьми. Эти качества сыграли свою роль уже в скором времени. При уходе Бойко на пенсию, бригадиром экипажа назначается Геннадий Крюков!

На фотографии: Бригада первого в истории разреза работающего роторного экскаватора ЭР 1250 №53. Бригадир-П.А. Бойко. В центре-Крюков Геннадий Васильевич (первый ряд третий слева). Начало 1980-х годов.  
 

     Время показало, что выбор был сделан верный. Показатели бригады 053-й по-прежнему были в верхних строчках, и сам бригадир неизменно отмечался среди лучших горняков. В 1979 году его награждают знаком Шахтерской славы третьей степени. А в следующем он получает звание «Почетный механизатор угольной промышленности СССР». Он признается ударником десятой пятилетки и его награждают медалью «За трудовую доблесть». По итогам 1981 года Крюкову во второй раз присваивается звание Почетного механизатора угольной промышленности, а в конце 82 его признают ударником одиннадцатой пятилетки…

     В это время на монтажной площадке на станции Породная-2 с железнодорожных платформ выгружали конструкции, детали роторного экскаватора ЭРП 2500, сборкой которого занималось монтажное управление № 2 треста «Сибтехмонтаж». Разрезовцам же надо было в свою очередь формировать бригаду эксплуатационников-экскаваторщиков. После разговора с тогдашним главным механиком Анатолием Ильичем Кадач и директором разреза Николаем Васильевичем Федоровым, Крюков дал согласие пойти старшим машинистом будущего экипажа, которому присвоили порядковый номер 4. Надо отметить: такая же машина – такой же мощности, - под номером три уже работала на бородинском разрезе с 1982 года. 

 

     «Время было очень трудное, - вспоминает Геннадий Васильевич. – Забот было, как говорится, выше головы. Это, прежде всего, набор в бригаду. С каждым беседовал, говорил правду: будет тяжело, хлопотно, да и насчет заработка ясности пока особой нет… А сколько нервов было затрачено по обеспечению своевременных поставок деталей, узлов, материалов. Кроме этого мы же принимали самое активное участие в устранении серьезных недоделок заводских конструкторов, вносили рацпредложение исходя из наших условий, ведь нам предстояло в будущем работать на этой машине. Ну и, конечно же, теорию «грызли» сидя за партами в классах учкомбината». 

 

      День торжественной церемонии по случаю окончания сборки ЭРП 2500-4 он помнит в деталях, как и первые часы работы машины в забое: 

     «Традиционную в таких случаях ленточку натягивала моя дочка, а перерезал ее Б.Е. Щербина один из четырех министров, присутствовавших на церемонии, перерезал он ее, - уточняет Крюков, - ножницами для резки металла. Ну, а наш министр – Б.Ф. Братченко, разбил бутылку шампанского о гусеницу, причем, - опять уточняет бригадир, - перед этим, он спросил у бригады: «Что будем делать? Пить или бить?» Парни дружно ему ответили: «Бить!»

     А ночью, - продолжает Крюков, - роторный был поставлен в забой и утром 22 июня 1984 года к нему подали первые углярки. Их было шестнадцать. Ротором управлял Сергей Козлов, а на ленте, на погрузке работал Сергей Байкалов. Эти ребята одними из первых в свое время откликнулись на мое предложение пойти на монтаж ротора. Я наблюдал за погрузкой, стоя на бровке верхнего уступа. Стоял один. Не скрою – сильно волновался: как поведет себя эта стальная махина? А она ожила, зашумела, уверенно, меньше чем за минуту, наполняя углем полувагон за полувагоном… «Рассказывая об этих незабываемых минутах Геннадий Васильевич по-мужски, скупо, как бы между делом, коротко признается: «Скажу откровенно: глаза мои замокрели тогда…». 

     «Четверка» хорошо вошла в общий ритм жизни угольного разреза. И вскоре заявила о себе, как о первом коллективе. Год ввода в эксплуатацию экипаж закончил своим первым трудовым успехом. Вместо планируемых 1 миллиона 100 тысяч тонн угля выдали на-гора 1 миллион 878 тысяч тонн. В января 1985 года бригадир был отмечен присвоением ему почетного звания – «Заслуженный шахтер РСФСР» и в этом же году он получил вторую степень знака «Шахтерской Славы». 

     Год 1985 в угольной отрасли был особым: в августе исполнялось 50 лет рекорду, установленному донбасским шахтером-забойщиком Алексеем Григорьевичем Стахановым. Шахтеры страны брали на себя повышенные обязательства к этому юбилею. Повышенный план дали и «четверки»: за год экипаж должен был отгрузить 3 миллиона 500 тысяч тонн угля.

     «Бригада работала как часы, - вспоминает Крюков тот ударный год. – Ребята старались: в сутки отгружали более 30 тысяч тонн, а, например, в одну из смен машинист погрузки Юра Шевнин за восемь часов погрузил 16 тысяч тонн угля. А вообще за эти сутки было выдано на-гора более 40 тысяч тонн! С такой производительностью мы выполнили годовой план уже к Дню шахтера. Подумав, взвесив все «за» и «против» мы решили, что до конца года мы сможем отгрузить еще не меньше миллиона тонн… и взяли на себя такое обязательство». На самом деле, когда год закончился, посчитали… и оказалось – ЭРП 2500-4 отгрузил стране 5 миллионов 730 тысяч тонн топлива! Это был рекорд для экскаватора такой мощности в угольной промышленности (кроме «четверки») было еще три – два таких же ротора на Экибастузе, и один за номером «три» - у нас, в бородинском разрезе. Их показатели за этот же год значительно уступали Крюковской «четверки». Это трудовое достижение стало результатом напряженного труда, прежде всего, самой бригады ЭРП 2500-4 и сегодня Крюков не устает повторять слова благодарности в адрес своей бригады. 

     «Я счастлив, что мне пришлось многие годы бок о бок с такими замечательными людьми. Это и Олег Батищев, Анатолий Глухов, Александр Логинов, Павел Иванов, Николай Базантинов, Анатолий Ишутченко, Александр Шестаков, Геннадий Михайлов, Анатолий Новиков, Юрий Бедностин, Сергей Козлов, Виктор Сазонов…». Он называет всех из своей бригады, а это 33 человека. Об экскаваторщиках бородинской четверки заговорили. В газетах появились публикации об их успехах, фотографии, репортажи, интервью… На торжественных собраниях в почетных президиумах частенько можно было видеть крепко сбитую, внушительную фигуру Крюкова с его открытой доброй улыбкой сильного уверенного человека.

На фотографии: Экипаж ЭРП 2500-4. Бригадир- В.Г. Крюков. 1980-е
 

     Известными стали они не только в крае, но и за его пределами. Крюкова, например, знали в лицо оба министра угольной промышленности страны. Они жали ему (каждый в свое время) руку при вручении наград. Кстати, все три знака шахтерской славы Геннадий Васильевич получал в Москве от Б.Ф. Братченко и М.И. Щадова. 

     В ноябре 1986 года Г.В. Крюков за личный вклад и выдающиеся достижения его бригады в развитии угольной промышленности был удостоен государственной премии. Следует отметить интересную деталь: в числе награжденных государственной премии СССР Крюков был одним из 11 работников угольной промышленности. Это о многом говорит! В конце этого же года он едет делегатом на XIV съезд профсоюзов угольной промышленности, где его избирают кандидатом в члены ЦК профсоюзов отрасли.

     Бригада и сам бригадир по-прежнему, не смотря на свою славу, работали по-ударному, не снижая темпов. В марте 1987 года имя бригадира «четверки» за устойчивые показатели было занесено в краевую Книгу Трудовой Славы!

     Свой успех Крюков не считаем своим личным достижением. «Все это, - он несколько раз делает упор на этом, - результат слаженной работы бригады, железнодорожников, различных разрезовских служб, участков, конкретно их начальников. Среди котопых он особо выделяет бывшего директора разреза Владимира Александровича пожарникова, Леонида Алексеевича Дорошенко, Бориса Кирилловича Инопина, Ивана Петровича Наседкина, Владимира Мефодьевича Гостиевского…». 

     Славный период «четверки» был замутнен годами девяностых. Как снег на голову обрушились проблемы, о которых ранее не было известно. Стало не хватать порожняка, экскаваторы простаивали, заработок упал, да и на такой «живых» денег стало не хватать. Зарплату стали задерживать… появились забастовки. Люди стали озлобленными, нервными…В этих условиях бригадир сделал все, что мог. Боролся за сохранность бригады, тяжело переживал за каждого уходящего из нее. 

     В ноябре 1996 года как гром средь ясного неба грянула беда. У Крюкова случился инсульт. Могучий, полный сил 49-летний человек оказался на грани жизни и смерти…Началась другая жизнь. Жизнь лишенная движения, радости и здорового бытия. О его любимых увлечениях – поездки в тайгу за кедровым орехом, походы с семьей в лес за грибами, на природу… оставалось только вспоминать. Не мог он больше с наслаждением копаться в огороде, в саду или хлопотать ухаживая за многочисленной домашней живностью. Больно ему было расставаться и с давней, живущей в нем еще с детства мечтой: приобрести лошадку и с удовольствием заботиться об этом умном, трудолюбивом животном.

     Через десять лет судьба-злодейка нанесла ему еще один коварный удар. В результате гипертонического диабета у него начались проблемы с правой ногой – более менее остававшейся работоспособной. Ее ампутировали. Он лишился последней возможности – хоть на костылях, но ходить. Он не хнычет, упорно борется с тяжелым недугом. Помогают ему его две дочери и надежный помощник – жена Зоя Константиновна. Теперь они ему, та «каменная стена», которой он им был когда-то. А супруга ему в эти драматические времена – и друг, и мать, и сиделка, и медсестра, и врач, - все в одном лице.

     Не забывают его ребята из родной «четверки». Приходят на день его рождения, забегают просто так – попроведовать. Не забыли пригласить его и на двадцатилетний юбилей со дня рождения ЭРП 2500-4. Отмечали в общественном месте, после чего, перебрились к нему домой. Сидели на кухне и вспоминали громкое и славное прошлое бригады. Вспоминали как в 86-м, здесь же в его доме, обмывали – на 565 рублей вознаграждения – Крюковский диплом лауреата государственной премии. Тогда собрались все 29 человек с экипажа. И не одна чарка была поднята за общий рекорд бригады – 5,5 миллионов тонн угля в год. 20 лет назад бригада Крюкова еще раз на всю угольную промышленность огромной страны напомнила о юном шахтерском городке о его славных людях-труженниках. 

     В августе прошлого года, накануне Дня шахтера, город отблагодарил бригаду знаменитой «четверки». Ее бригадир Геннадий Васильевич Крюков был назван Почетным гражданином города Бородино. Достойное признание заслуг знатного шахтера и большого человека. 

     P.S. К сожалению, награду вручали не самому знатному горняку-бригадиру, великому труженику, прекрасному человеку, а его супруге - Зое Константиновне…

 

Анатолий Сергеевич Афанасьев, 2008 год

 

P.S.     

В 1946 году в рабочий поселок Бородино, с населением чуть больше шести тысяч человек, приехала молодая девушка Маша.

Маше был 21 год и горячее желание заниматься фотографией.

 Так начинается история первого в городе фотографа – Марии Яковлевны Астапенко. Начались проблемы : не было жилья, не было места для работы. Директор строительства, выслушав, заверил, что строящееся угольное предприятие очень нуждается в фотографе. Теперь на документы требовалась фотография, поэтому рабочие вынуждены были ездить в районный центр - Заозерный. Выделили под фотолабораторию маленький закуток в одной из дощатых построек, но фотографировать людей приходилось на улице. Особенно тяжело было зимой. Кассеты фотоаппарата  были железными. Когда на улице был мороз, руки застывали так, что с трудом можно было шевелить пальцами. А потом начинался сложный процесс проявки и печати фотографий. Работы было много. Недостатка в клиентах не было: приходили рабочие, фотографирующиеся на документы,  репатриированные и вольнонаемные, желающие отослать домой свою фотокарточку.

Так  к начинающему фотографу  пришел молодой человек, попросил сделать карточку, чтобы отослать  домой матери. Карточка получилась не очень удачная, зато знакомство с Александром удалось. В 1949 году они поженились. Мария Яковлевна переехала в комнату к мужу, родились дети – сын Женя и дочь Ира.

Она проработала фотографом больше 30 лет. Сколько  людей остались ей благодарны, сколько лиц осталось в ее памяти. А как благодарен ей должен быть город! Ведь для нас сохранились те редкие снимки, когда рабочий поселок  еще только начинал жить. Особенно хочется сказать о  фотографии, на которой  запечатлен первый взрыв породы  в траншее. Слой земли надо было взорвать, чтобы добраться до угольного пласта. Это был 1948 год. Всех людей эвакуировали из домов, и раздался такой взрыв, что в некоторых домах потрескались  стекла в окнах.

Старый фотоаппарат «Фотокор-1» 30-х годов 20 века  сдан в музей города. А по снимкам и воспоминаниям  Марии Яковлевны  можно писать его историю.

 

Знаниями о своем роде, о семейных архивах и семейных ценностях поделился Сергей Степанович Литвинов - наш земляк, теперь уже консультант эксперт ООН и WWF, кандидат технических наук.  

Стиль авторского текста сохранен.

 

Литвинов Степан Павлович, родился 9 января 1919 г. Алтайский край, Благовещенский район, д.Георгиевка.

Жизненный путь Литвинова С.П. закончился 21.08.1996 г., он похоронен вместе с женой на кладбище в г.Томске.

Литвиновы – это старинный казачий род из г.Ростова-на-Дону.

Литвиновы переселились из Ростова на Дону на Алтай в место, ныне именуемое как Благовещенский район, когда по Указу Екатерины семьям выделялась земля по числу мужчин.

Семья смогла за счет собственного труда на земле хорошо обустроиться. Все жили в большом семейном доме и обрабатывали хлеб, бахчи и другие овощные культуры. Кроме этого, семья держала большое количество домашних животных: кони, коровы, овцы, свиньи, куры и т.п.

В то время местное население (алтайцы) постоянно подряжались сезонными пастухами. Хозяева выгоняли за ворота овец, пересчитывая их по головам.  В конце пастбищного сезона пастух должен был вернуть хозяину то же количество голов скота. Весь приплод, а также падеж скота относился к его рискам.

После прихода Советской власти эту практику посчитали эксплуатацией трудового народа, и семья попала под репрессивный механизм. Глава семейства и его жена (мои прабабушка и прадедушка) были сосланы в Томскую область (на Васюган). Отец (Литвинов Степан Павлович) решил поехать со своими дедушкой и бабушкой.

В Васюганских болотах многие ссыльные погибали достаточно быстро. Чтобы спасти внука бабушка с дедушкой отправили Стеньку «на материк» в Томск. Так началась история беспризорника Стеньки Литвинова. Он малолетним работал на карандашной фабрике, вытаскивая на конях бревна с реки Томь для обработки на фабрике. Затем его определили в приют для беспризорников в Кемчуге Красноярского края.

Со слов отца жизнь там была «не сладкая». Есть было нечего, беспризорники совершали набеги на соседние поля, где крестьяне выращивали картошку. Борьба за свое имущество была жестокая, если беспризорников догоняли – последнего убивали. Однажды Стеньку случайно увидел в приюте человек, который его узнал. Он удивился, что мальчик в приюте для беспризорников, когда у него живые родители. Он сообщил им о текущей ситуации и Стеньку забрал отец домой на Алтай.

Вторая волна репрессий для семьи закончилась высылкой в Красноярский край (на Удерейский рудник). Семью спасло то, что старший брат (Платон Павлович) смог вырыть землянку и они перезимовали после того как были «выброшены» из вагонов на снег.

После этого дальнейшая судьба семьи была связана с Красноярским краем.

Состав семьи:

Отец: Павел Иванович

Мать: Ксения Парамоновна

Дети: Платон, Мария, Степан, Климентий

Степан начал свою производственную деятельность в 1936 г. на руднике как горный коллектор. Проработав там 4 года, он пошел на курсы водителей и получил в мае 1941 года специальность – шофер. Не долго поработав в новом качестве на Слюдяной фабрике в Заозерном, он был призван в РККА на воинскую службу в мае 1941 года.

Степан Павлович был направлен на восток страны и был зачислен в 175 отдельный строительный батальон шофером. Закончил службу в звании старшего сержанта и был демобилизован 1 мая 1946 г. Служил на 1-м Дальневосточном фронте. Он участвовал в составе 109 укреп. района в боевых действиях с Японией с 9 августа 1945 г. по 3 сентября 1945 г. в качестве шофера-инструктора и хим. инструктора. Медаль за победу над Японией, орден Отечественной войны 2 ст., медаль за победу над Германией и все юбилейные медали.

 

Один из рассказов отца о войне запомнился мне: «Война – тяжелая работа. Кто ленится, плохо закапывается, не может нести тяжести, тот погибает первым. Например, таскать защитный щиток для противотанкового ружья – обязанность 2-го номера. Но он достаточно тяжелый, а надо еще нести оружие, вещ. мешок, шинель …» Так были убиты несколько 2-х номеров, а отец носил этот щиток. В 2015 году, в экспозиции на Сапун-горе (Севастополь, Крым),я увидел этот щиток и попробовал его поднять и положить на плечи «в походное положение». Это показалось мне невероятно тяжелым. Тогда я ясно понял слова отца и не только его о «тяжести победы».

                                                              

После демобилизации из армии отец вернулся к мирной работе в качестве горного коллектора в Иршинской геологоразведочной партии (сентябрь, 1946 г.). Дальнейший его трудовой путь был связан с рядом предприятий и в итоге был принят в Ирша-Бородинское разрезоуправление Красноярского совнархоза. В Бородинском разрезе Степан Павлович работал помощником машиниста экскаватора. С января 1967 г. по сентябрь 1969 г. возглавлял рудничный комитет (профком) Вскрышного разреза. 

                                                                     

 

        

Проработав на Разрезе почти 30 лет, он перевелся в ЖКХ, где работал электриком (см. заметку в газете «Знамя Октября»). В 1993 году Степан Павлович вместе с женой переехал к семье сына в г.Томск. 

 

Литвинова (Сидорова) Нина Васильевна, родилась 29 декабря 1922 г. Ярославская область, Ярославский район, д.Пограиха,

на Волге, недалеко от г.Ярославля. В их семье было 5 детей: 4 брата и 1 сестра.

Родители: отец - Сидоров Василий Степанович, мать – Сидорова Трефена Ивановна.

Василий Степанович был хорошим маляром и работал в артеле по ремонту квартир. Трефена Ивановна занималась домашним хозяйством.

Нина окончила медицинское училище и до войны работала акушерской в Заволжском родильном доме.

 

С 10 марта 1943 г. по 22.07.1946 года служила в Советской Армии в составе 1-го Белорусского фронта. Она работала медицинской сестрой в госпитале для легко раненых. После окончания войны Нина Васильевна продолжила работу в армейских медицинских учреждениях (Германия, г.Потсдам) в качестве вольнонаемной.Уволилась в запас 28.07.1951 г. и вернулась в Ярославль, где продолжила работу в мед. учреждениях в должности фельдшера-акушерки до 1 июля 1955 г.

 

Далее начинается сибирская часть биографии Сидоровой Н.В. Она встретила на вокзале в Москве Литвинова С.П., который ездил к родственникам в Ростов-на-Дону. Здесь они познакомились и связали свою дальнейшую судьбу семейными узами. Семья обосновалась в поселке Бородино, ул. Октябрьская, дом 48, кв.4.

В результате этого брака родился сын – Сергей.

С 15 июля 1955 года Нина Васильевна была принята на работу в Ирша-Бородинскую больницу на должность акушерки.

В дальнейшем после обучения Литвинова Н.В. стала работать зубным врачом и проработала в этом качестве до 2 июля 1970 г. Многие жители г.Бородино помнят ее именно в этом качестве (см. статью в газете «Знамя Октября»).

                                                                                 

 

СЕМЬЯ ЛИТВИНОВЫХ

После окончания трудовой деятельности семья Литвиновых принимала активное участие в жизни г.Бородино. Они вдвоем участвовали в выступлениях хора ветеранов. 

                                               

Всегда были активными гражданами и принимали участие в общественной жизни.

Как бабушка и дедушка Степан Павлович и Нина Васильевна принимали активное участие в воспитании внучек.

Справа-налево: Литвинов Степан Павлович, внучка Дина, внучка Аня, Литвинова Нина Васильевна

Справа-налево: Литвинов Степан Павлович, внучка Дина, внучка Аня, Литвинова Нина Васильевна

 

В 1993 году Литвиновы переехали в г.Томск, чтобы быть ближе к семье сына (Сергея). В Томске Степан Павлович прожил всего 3 года и умер 22.08.1996 г.

 Нина Васильевна в Томске продолжала активно участвовать в общественной жизни: была членом районного Совета ветеранов, помогала одиноким престарелым людям. Все те жители Томска, с которыми она общалась, с большой теплотой вспоминают Нину Васильевну за её весёлый, добрый нрав, отзывчивость к людям и житейскую мудрость.

                                             

На праздниках, посвященных Дню Победы Нина Васильевна, как и все ветераны, пользовалась всеобщим уважением и благодарностью. Ей дарили такое количество цветов, что вся её уютная квартира была ими заставлена.

Умерла Нина Васильевна 30.01.2015 года в возрасте 92 года и похоронена в одной могиле с любимым мужем.

                                     

Подготовлено 06 февраля 2020 г.

Литвинов Сергей Степанович

 

 

Мариэтта родилась в 1934 году. Красивым иностранным именем ее назвал отец Кезик Станислав Адамович -

командир горноспасательного отряда на руднике в Ленинск-Кузнецком, член ВКП(б). В октябре 1937 году в период массовых репрессий отец незаконно был обвинен по статье и арестован. Осужден «тройкой» в 1938 году. Согласно официальных документов (запросов дочери в архивы) и списков жертв политических репрессий общества «Мемориал» расстрелян в августе 1938 года. https://ru.openlist.wiki/Кезик_Станислав_Адамович_(1902) . По версии знакомого офицера погиб 6 декабря 1944 году в бою с немецко-фашисткими захватчиками в составе штрафного батальона.

В 1952 году Мариэтта из Благовещенска поехала в отпуск в Марьинск к матери. С верхней полки вагона засмотрелась на спутника - ладного молодого человека. Познакомились. Парня звали Прокоп. Много разговаривали, прогуливались по перронам на больших станциях. На станции Иркутск Прокоп попрощался, предварительно попросил адрес. После окончания горного техникума в Черемхово хотел стать военным.

В техникуме учился вместе с товарищами Чудогашевым, Белобородовым, Куруленко, Черноусовым. Впоследствии все окажутся на Ирша-Бородинском разрезе. В военное училище в Иркутске не поступил и тут же отправился в Мариинск к Мариэтте делать предложение руки и сердца. Мариэтта сразу с ним не поехала, но дала слово, что как выкопает картошку, продадут, купят ей зимнее пальто, она приедет к нему на разрез. Дала телеграмму в Благовещенск о своем увольнении. В том же 1952 году приехала в рабочий поселок Бородино. Жили в бараке-общежитии по ул. Советской.  Прокоп Семенович к тому времени уже устроился на разрез механиком отвального участка. О свадьбе и речи не было – только приехали, никого толком не знали, зарегистрировались в местном ЗАГСе. Впоследствии Евдокимов П.С. внесет большой вклад в становление и развитие Ирша-Бородинского угольного разреза, работая на ответственных должностях, в том числе долгое время начальником участка «Западные отвалы». Мариэтта устроилась работать секретарем в Бородинскую среднюю школу №64, где директором был легендарный Иван Иосифович Елисеев. В 1953 году родилась дочь Таня, в 1956 году – Ольга. В 60-х перевелась на должность воспитателя вспомогательной школы по ул. Маяковского. Директор школы Третьяков Василий Николаевич всегда говорил, что у Тамары Станиславовны «обостренное чувство справедливости». Тамарой она себя «переименовала» уже придя работать в школу. Как-то неловко было за свое вычурное, как тогда казалось, имя. Тамарой назвалась в память о матери. Так и прожила зрелую жизнь Тамарой Станиславовной. В настоящее время на пенсии, живет в своей уютной квартире в историческом центре города Бородино, ждет вестей от дочерей и внучек, которые разлетелись как птицы по всему миру – Сибирь, Болгария, Арабские Эмираты, Египет. 

                                          

                                                               На фото Мариэтта - вторая слева, Прокоп - первый справа

                                                         In the photo, Marietta is second on the left , and Prokop is first on the right 

 

In October 1937 during Stalin,’s mass political repression (The Great Purge) Marietta’s father was wrongfully accused and arrested. In 1938 he was sentenced by “Troika” (A People's Commissariat of NKVD (future KGB) of three persons who issued sentences to people after simplified, speedy investigations and without a public and fair trial). According to the official documents and lists of victims of political repressions, he was executed in August 1938. According to an acquainted officer, he was killed on the 6th of December 1944 while fighting German fascists in a penal batallion.

In 1952 Marietta went on holidays from Blagoveschensk to Mariinsk to visit her mother. From the top bunk bed of the train she saw a handsome young man. His name was Prokop.They talked and took walks when the train stopped at big stations. Before Prokop got off the train in Irkutsk he asked for Marietta’s home address.

He graduated from a mining colleage and wanted to enroll into a military colleague now. His colleage friends were Chugodashev, Beloborodov, Kurulenko, Chernousov. They would all end up at Irsha-Borodino coal mine. He was not admitted to the military colleage and went to Mariinks to propose to Marietta.  She didn’t go with him immediately but promised that after she digs out all her potatos and buys a winter coat she would come to the Borodino coal mine where he went for work. She resigned from her job in Blagoveschensk by sending a telegram and came to Borodino soon after. They first lived in a barack hostel. Prokop worked at the coal mine as a mechanic. They did not have a wedding as they did not know anyone in the town. They registered their marriage in a local registry office. Prokop would go on to contribute a lot to the development of the Irsha-Borodino coal mine having various important posts. Marietta started working as a secretary in School No 64 where the legendary Ivan Iosifovich Eliseev was a director. In 1953 she had her first daughter Tanya and in 1956 second daughter Olga. In the 60s she transferred to a position of a teacher in school on Mayakovskaya Street. The director of the school used to say that Tamara Stanislavovna had the “ultimate sense of justice”. Marietta introduced  herself as Tamara when she started working at the school. In those days the name Marietta was considered posh and she was embarrassed. She chose Tamara as it was her mother’s name. Until now everyone knows her as Tamara Stanislavovna. She is retired and lives in her cozy apartment in the historical centre of Borodino waiting for the updates and news from her daughters and granddaughters who scattered around the world: Siberia, Bulgaria, UAE, Egypt. 

 

 

Ведущая актриса Бородинского народного театра (1960- 1972), режиссер Бородинского народного театра ( 1972-1978) Алевтина Дмитриевна Николаева оставила заметный след в культурной жизни рабочего поселка Бородино. 

Семья жила в Саратове. Прямо через дорогу  было театральное училище. Алевтина  мечтала быть актрисой.

В войну (ей было 11)  мама отправила ее в магазин за продуктами, но вместо этого она купила балалайку. Занималась в драмкружке, играла на гитаре, на балалайке, хорошо пела, занималась в изостудии.  Она была всесторонне развита и необычайно талантлива. Озорная девчонка с копной ярких медных волос, за что ее прозвали «Красноперка». Ее младшая сестренка гордилась: «Мама, а наша Алька - артист!».  Мечтала поступить в театральное, но обучение было платным. Поступила в нефтяной техникум. Закончила его, и,  имея на руках малолетнюю дочь Свету, поехала по распределению техникума  в Комсомольск-на Амуре!  Почти год отработала в Софийском управлении нефтепровода. А в июне 1953 года, зарегистрировавшись с  Николаевым Львом Николаевичем, уехала  на работу в Монголию. Он был машинистом  экскаватора типа «ПГ Лайм», оборудованным мехлопатой  «Дичер». В 1954 году Льва Николаевича пригласили на угольный разрез в Бородино. Алевтина устроилась  на подстанцию в  разрез Бородинский. В то время предприятия ходили на демонстрации. Она сшила костюм голубя мира. Огромный - на каркасе из проволоки.

     Перешла воспитателем в детский сад, работала заведующей читальным залом, заведующей детским сектором. Вела драматический кружок и кукольный театр. Сколько людей рабочего поселка Бородино были участниками ее постановок! В народном театре у режиссера С.П. Бугаева была ведущей актрисой во взрослых и детских спектаклях. Ее очень тепло встречали зрители. Она была прирожденная актриса! Люди говорили: она дорого одевается. А она за ночь, или за две  могла сшить себе новую одежку и умела ее «подать», ведь имея четверых  дочерей, средств, естественно, не хватало. Она, казалось, умела все: шить, вязать, танцевать, рисовать, петь, вести хозяйство, прекрасно готовить. Она была душой любой компании. Уже к 47 годам она все - таки закончила культпросветучилище.

 

А вот  младшая сестра Изольда поступила в саратовское театральное училище. Как позже она писала: «Аля, я воплотила твою мечту!»  Изольда работала в Саратовском театре. Она была профессиональной актрисой. Роста  была небольшого и ее амплуа -травести. Работала в Ленинградском театре, затем в Москве в Театре на Таганке у режиссера Юрия Петровича Любимова. Изольда его  боготворила, записывала все его изречения. Она работала вместе с В.Высоцким и В. Золотухиным. Однажды моя сестра Надежа (она училась, работала и жила тогда в Саратове) приехала к ней в театр. Мимо проходил мужчина невысокого роста, как говорят, «маленький, плюгавенький», и Изольда сказала: «Надя, смотри, это – Володя Высоцкий. У него большое будущее». Она снялась в эпизодической роли в фильме «Трын-трава». Печаталась в журнале «Театр». Никогда не теряла связи с семьей Алевтины.

 

Статуэтка «Танцовщица», гипс, середина XX в

 

         Гипсовая статуэтка танцовщицы представляет особую музейную ценность. С ней связана трогательная история любви послевоенного времени. Это история произошла в 1949 году.  По проекту института Ленгипрошахт в сибирском Бородино приступили к строительству Дворца культуры «Угольщиков» в стиле «сталинского классицизма». Уже в начале строительства оно поражало бородинцев своим величием и причудливой  гипсовой лепниной. Среди строителей разреза были участники войны, молодежь из соседних районов, девчонки из соседних деревень, приехавшие на угольную стройку за женихами.

        Послевоенное время - трудное время, но молодость брала свое. С утра до ночи парни и девчата трудились в карьере, а вечером, утюжили лучшую одежду, надевали  беленькие носочки, драгоценные туфли и шли на танцы.

        Магазинов и торговых палаток в окрестностях не было - разрез строили на пустом месте, где парням взять подарки своим невестам? Вот и придумали: вместе с фрагментами гипсовых элементов для украшения сводов Дворца культуры находчивые строители раздобыли 40-сантиметровую чугунную  форму для  изготовления  танцовщицы и отлили из нее гипсовые статуэтки для своих подруг. Случилось это на воскреснике, куда направляли  рабочую молодежь в свое единственный выходной

       По легенде статуэток было семь. Две из них оказались в нашем музее - их принесли две пожилые женщины, уже потерявшие своих мужей,  и каждая рассказала нам свою трогательную историю любви.

      И теперь, у нынешних подростков -  девчонок и мальчишек, которые слышат эти истории, глаза светятся неподдельной теплотой.

«Бородинская танцовщица» стала неофициальным символом музея, используется при оформлении музейных открыток, пригласительных билетов, мероприятий, музейного сайта (раздел «коллекции музея»).