Данный сайт использует файлы cookie. Если Вы не против, просто продолжайте им пользоваться.
Шрифт:
Цвета:

Локальные истории Бородино/Local history of Borodino

 

История «малой родины»  примыкает к краеведению. Исторически это самый древний тип локальной истории и одновременно самый устойчивый, с непрерывной традицией со времен античности. У истории «малой родины» очень выраженная прагматическая составляющая: она обеспечивает фундамент для исторической памяти места, формирует связь между прошлыми и будущими поколениями в настоящем. 

Локальная история (в отличие от национальной) питает привязанность человека к месту проживания, связывает его с конкретным прошлым, в том числе с историей материальной культуры, представляет примеры героической или просто достойной жизни предков. 

Каждая история для нас- это семейная реликвия, через которую раскрывается история города Бородино.

Если у Вас есть интересная история семьи, то Вы можете поделиться ей, отправив фото/видео/аудио материалы и историю на нашу почту muzey.borodino@mail.ru или придя в музей по адресу ул. Октябрьская, д. 56.

Мы работаем вторник- пятница с 9:00 до 18:00, суббота с 11:00 до 16:00. Выходные- воскресенье,понедельник. Справки по тел 8(39168)3-26-36

 

 

     Первостроителями города и разреза «Ирша –Бородинский» стали  бывшие узники фашистских лагерей, осужденные по Указу №227 Наркома обороны И.В. Сталина от 28 июля 1942 года «О запрещении самовольного отхода с боевых позиций» в просторечии «Ни шагу назад». После репатриации (возвращения на Родину) были признаны  предателями Родины и осуждены на 6 лет. Послевоенной экономике срочно требовался  уголь и бывшие пленники стали дешевой рабочей силой на этой гигантской стройке.  Всего на строительство угольного разреза в августе 1945 года прибыло около двух тысяч репатриированных. Напротив нынешних магазинов «Люкс» и «Уют» и отделения почтовой связи в районе микрорайонов Победы и Стахановский было построено девять больших землянок на 120 человек каждая. Там же были офицерские землянки и малые землянки, где селили семейных. Три стены, аккуратно обработанные, состояли непосредственно из земли. Наружная стена выкладывалась из дёрна, в ней размещались дверь и окно. Жилье было относительно теплым, но сырым. Маленькие железные печурки служили для обогрева и приготовления кипятка. Землянки строились в виде ступеней, потолок нижней землянки был маленьким двориком для другой. В одной из землянок размещалась   парикмахерская на два места. В другой – больничка, которую построили сами медработники. Разделили ее на две половины – в одной половине жил фельдшер, в другой принимали больных. Ежедневно за помощью к ним обращались не только строители разреза, но и жители из местной округи.

Первым делом необходимо было обеспечить стройку электроэнергией и водопроводом. Всюду требовались люди разных профессий – плотники, столяры, сварщики, слесари, шоферы на автомашины марки «студебеккер». Автомобили  поставлялись в Советский Союз в счет репараций за причиненный ущерб нашей стране в Отечественной войне. Самой многочисленной группой были «землекопы», которые готовили траншеи для фундаментов будущих временных построек.

Требовались и медицинские работники. Строители многочисленного трудотряда прибывшего  в Сибирь в первую суровую зиму 1945-1946 года ввиду легкого бессменного обмундирования заболевали, часто смертельно.

Михаил Даниленко двадцатипятилетним прибыл в Бородино первым эшелоном в августе 1945 года, в числе репатриированных. Профессию фельдшера он получил еще до войны, возможно благодаря ей и выжил в плену. Около двух тысяч репатриированных обустраивались на необжитой территории – холмистой местности с лесами и перелесками. Обустраивались во временных землянках и бараках, чтобы в дальнейшем добывать уголь. Наступала холодная сибирская зима 1945 - 1946 года.

Из воспоминаний Даниленко: - Я обратился к начальнику строительства  Гаврилову  с вопросом, где принимать больных и, наконец, где жить самому? Гаврилов ответил: Вон, видишь, лежат бревна, бери и строй медпункт и жилье». Так и поступили мы с товарищем – выстроили землянку, разделили ее на две половины, в одной принимали больных, в другой жил я сам.

Всю зиму стояли крепкие морозы, а одежды теплой не было. Спецодежда полагалась только рабочим, и я по вызовам ходил в легкой американской куртке, в хромовых ботинках и пилотке (союзники выдали при освобождении из плена). Медикаментов не хватало, приходилось ходить до соседней станции Заозерная ( 18 км). И только в марте, когда уже начал таять снег, по распоряжению начальства выдали бушлат, ватные брюки и буденовку.»

   

История первостроителей изложена подробно в книге «Живая память» , автором которой стал один из первостроителей нашего города Анатолий Афанасьевич Решетень 

 

Первостроителями рабочего поселка Бородино были и заключенные, фото 1948 г
Студебеккеры были направлены на большую угольную стройку в счет репараций за ущерб, причиненный стране в годы войны, 1948г.
Техника, 1952г

 

Михаил Даниленко

 

Михаил Даниленко двадцатипятилетним прибыл в Бородино первым эшелоном в августе 1945 года, в числе репатриированных. Профессию фельдшера он получил еще до войны, возможно благодаря ей и выжил в плену. Около двух тысяч репатриированных обустраивались на необжитой территории – холмистой местности с лесами и перелесками. Обустраивались во временных землянках и бараках, чтобы в дальнейшем добывать уголь. Наступала холодная сибирская зима 1945 - 1946 года.

Из воспоминаний Михаила Филипповича Даниленко: - Я обратился к начальнику строительства  Гаврилову  с вопросом, где принимать больных и, наконец, где жить самому? Гаврилов ответил: Вон, видишь, лежат бревна, бери и строй медпункт и жилье». Так и поступили мы с товарищем – выстроили землянку, разделили ее на две половины, в одной принимали больных, в другой жил я сам.

Всю зиму стояли крепкие морозы, а одежды теплой не было. Спецодежда полагалась только рабочим, и я по вызовам ходил в легкой американской куртке, в хромовых ботинках и пилотке (союзники выдали при освобождении из плена). Медикаментов не хватало, приходилось ходить до соседней станции Заозерная ( 18 км). И только в марте, когда уже начал таять снег, по распоряжению начальства выдали бушлат, ватные брюки и буденовку».

В 1946 году понадобился агитпунктдля проведения выборов, после их окончания агитпункт в виде бревенчатой избушки отдали под больничку, в ней помещалось 10 коек для больных. За перегородкой устроили комнату для родов и небольшое помещение для приема больных. Так работали в течение 1946-1947 года.

Впоследствии Михаил Филиппович  закончит Красноярский медицинский институт, станет высококвалифицированным врачем общей практики, получит дополнительную профессию рентгенолога.

На фотографии  начало пятидесятых. Группа медицинских работников с Михаилом Даниленко у машины скорой помощи. Непролазная грязь под ногами, но уже транспорт и уже коллектив, хоть и совсем небольшой…

 

Доктор Даниленко с бригадой скорой помощи, 50-ые годы

 

Первостроителями   рабочего поселка Бородино  и угольного  разреза в Сибири  были бывшие узники фашистских лагерей, осужденные по Указу №227 Наркома обороны И.В. Сталина от 28 июля 1942 года «О запрещении самовольного отхода с боевых позиций»,  в просторечии «Ни шагу назад». После репатриации (возвращения на Родину) были признаны  предателями Родины и осуждены на 6 лет. Послевоенной экономике срочно требовался  уголь и бывшие пленники  стали дешевой рабочей силой на  гигантской стройке. Всего на строительство буроугольного разреза в Красноярском крае в августе 1945 года прибыло около двух тысяч репатриированных.

 

 

Саша, милая, здравствуй!

 

        Шёл 1942 год.  В  оккупированном  фашистами   Краснодаре во время облавы на городском базаре был схвачен  16-летний подросток Валентин  Горинов.   Переправлен в  концлагерь.  Мать долго искала сына, но никаких известий о своей  судьбе до конца 1945 года  он передать не мог.

       Пока шли переговоры о судьбе пленников все они  трудились на угольных шахтах во Франции. Хорошо кормили, переодели в форму освободителей - союзников.  В Союз Валентин с товарищами был отправлен   баржами от Марселя до Одессы. В Одессе прошли через «фильтрационный пункт». Беспризорные мальчишки бежали вслед  за вновь прибывшими, выпрашивая еду и курево  и кричали : «Дяденьки, шапки тоже отдайте, вас все равно расстреляют!»  Десять суток тряслись  по восточно – сибирской железной дороге в товарняках - думали везут на японскую войну. На станцию  Заозерная Красноярской железной дороги  прибыли 10 августа 1945 года. Всем объявили, что направляются отбывать срок на строительство буроугольного разреза в Сибири.  Пешком  прошли  18 километров  до места строительства карьера. Холмистая местность с перелесками. В течение  недели  - двух    саперными лопатками  рыли себе землянки. Всего было построено девять больших землянок на 120 человек каждая.  Одна - под фельдшерский пункт  и маленькую больничку на 6 коек. Другая -  для офицерского состава на 20 мест. Были и одиночные, кто-то поселился с товарищем. В одной из землянок размещалась   парикмахерская на два места. Наступала суровая  зима 1945-1946 года. Валентин помнит, что работать  приходилось в легкой американской куртке, хромовых ботинках и пилотке.  Только  поздней осенью  1946 года выдали  телогрейки. Первым делом требовалось провести электролинию и водопровод. Ручной труд людей был изнуряющим. Но трудились героически: все-таки вернулись на Родину. Раз в неделю ходили  отмечаться  в комендатуру. Валентин выбрал профессию сварщика.

        Александра - молоденькая девушка  из вольнонаемных, приехавшая   из  деревни Большие Ключи  Красноярского края, устроилась   в  столовую ОРСа (отдел рабочего снабжения). Девчонки ехали из деревень за работой и за  женихами. Деревенских парней на фронте поубивало.  В столовую ходили все строители. Валентин влюбился с первого взгляда. 

      Рабочему поселку при строящемся разрезе было присвоено историческое имя – Бородино. В декабре 1949  Ирша - Бородинский угольный разрез был сдан в эксплуатацию. Досрочно.  Обещали, если получится досрочный пуск объекта  - всех отпустят по домам раньше. Обещание не сдержали и всех, кто не обзавелся семьями,  направили отбывать срок   на урановые  рудники на север края на Енисее. Единственным способом связи Валентина и Александры стали письма и телеграммы. После одной такой телеграммы с приглашением,   Александра отправилась на Север  по Енисею на пароходе к Валентину. Никогда не забудет, что в землянке, где он проживал вместе с другом, его не оказалось. Комендант подсказал: ваш жених принимает холодные ванны после тяжелого трудового дня. Она прибежала на берег студеного Енисея. День был солнечным и Валентин, искупавшись, шел навстречу, прикрывая рукой глаза. Серебряные капли воды стекали с широких загорелых  плеч и он весь был такой молодой и красивый. В тот момент, она поняла, что уже не сможет без него. После  регистрации брака ( комендант и зарегистрировал)  смогли  вернуться в Бородино.  Первое время жили в землянке. Александра Ивановна делала быт уютным - повесила занавески на маленьких окнах,  распустила  конные  вожжи и из ниток  связала белоснежную скатерть.  В Краснодар к матери поехали уже с первенцем Володей. Как она мечтала, чтобы Валентин вернулся домой.  Но молодые выбрали  местом жительства Сибирь. В 1953 году получили трехкомнатную  квартиру  в одном из домов по Октябрьской улице. Многоквартирные  дома строились основательными - в стиле «сталинского классицизма» - по проекту Ленгипрошахта.  Дом рядом с величественным Дворцом культуры. Такой резкий контраст с землянками и бараками. Жизнь прожили, двоих сыновей вырастили. Буроугольный разрез Бородинский стал крупнейшим в России. А его первостроители не раз были награждены почетными грамотами, знаками отличия, ведомственными наградами. Судимость была снята, реабилитирован в 1953 году, тогда Валентин и получил первый в своей жизни  паспорт. У него  так и осталась одна запись в трудовой : Бородинская ремонтно-прокатная база (РПБ)  - предприятие по ремонту горной техники.

      Давно нет в живых Валентина, а Александра Ивановна до сих пор с блеском в глазах рассказывает историю любви. В 2019 году  она отметила свой 90-летний юбилей. Гориновы всю свою жизнь посвятили родному городу, хотя каких только предложений о переезде не было – и в Красноярск и в Москву и в Краснодар. 

Саша, милая, здравствуй!

Я даже не знаю как начать это письмо. Ты, не поверишь. Сегодня т.е. 10.04.1950 г. я получил письмо которое так долго ждал. Саша, милая, я так рад, счастлив как маленький ребенок. Сколько радости оно принесло мне, так приятно было читать эти милые для меня строки. Хотя теперь здесь я не могу видеть тебя, слышать твой голос. Но я только чувствую тебя, когда читаю это письмо, и перед глазами пробегают те дни, когда я мог видеть тебя, каждый вечер быть рядом с тобой… Немного опишу здешнюю жизнь. Саша, конечно, здесь жить можно. Очень красивое место, как раз мы живем в том месте, где Ангара впадает в Енисей. Вот почему село это называется Стрелка. Поселок строится, кругом лес, Ангара очень красива, сейчас на Ангаре и на Енисее стоит лед и мы часто прямо по льду ходим в Стрелку. Но скоро лед тронется, пойдут пароходы, жизнь будет веселей. В поселке есть клуб, столовая, магазин. Но я думаю об только одном, чтобы  ты была рядом… 10.04.50 , кажется 2 часа ночи…

 

Письмо и скатерть, маленькие ботиночки первенца Володеньки хранятся в музее Бородино…

 

 

 

Валентин Горинов с освободителем французской армии, 1945
Александра крайняя справа в нижнем ряду, 1949
Валентин Горинов с сыновьями, 1965
Письмо Валентина Александре, 1950 апрель

В 1946 году в рабочий поселок Бородино, с населением чуть больше шести тысяч человек, приехала молодая девушка Маша.

Маше был 21 год и горячее желание заниматься фотографией.

 Так начинается история первого в городе фотографа – Марии Яковлевны Астапенко. Начались проблемы : не было жилья, не было места для работы. Директор строительства, выслушав, заверил, что строящееся угольное предприятие очень нуждается в фотографе. Теперь на документы требовалась фотография, поэтому рабочие вынуждены были ездить в районный центр - Заозерный. Выделили под фотолабораторию маленький закуток в одной из дощатых построек, но фотографировать людей приходилось на улице. Особенно тяжело было зимой. Кассеты фотоаппарата  были железными. Когда на улице был мороз, руки застывали так, что с трудом можно было шевелить пальцами. А потом начинался сложный процесс проявки и печати фотографий. Работы было много. Недостатка в клиентах не было: приходили рабочие, фотографирующиеся на документы,  репатриированные и вольнонаемные, желающие отослать домой свою фотокарточку.

Так  к начинающему фотографу  пришел молодой человек, попросил сделать карточку, чтобы отослать  домой матери. Карточка получилась не очень удачная, половина лица была засвечена, пришлось фотографировать по новой. На третий раз Александр пришел проводить Марию с работы домой. В 1949 году они поженились. Мария Яковлевна переехала в комнату к мужу, родились дети – сын Женя и дочь Ира.

Она проработала фотографом больше 30 лет. Сколько  людей остались ей благодарны, сколько лиц осталось в ее памяти. А как благодарен ей должен быть город! Ведь для нас сохранились те редкие снимки, когда рабочий поселок  еще только начинал жить. Особенно хочется сказать о  фотографии, на которой  запечатлен первый взрыв породы  в траншее. Слой земли надо было взорвать, чтобы добраться до угольного пласта. Это был 1948 год. Всех людей эвакуировали из домов, и раздался такой взрыв, что в некоторых домах потрескались  стекла в окнах.

Старый фотоаппарат «Фотокор-1» 30-х годов 20 века  сдан в музей города. А по снимкам и воспоминаниям  Марии Яковлевны  можно писать его историю.

По материалам газеты "Бородинский вестник"

 

Мария с братом и другом 50-ые годы
Мария с мужем Александром и подругой 50-ые годы
Мария с мужем и золовкой 50-ые годы

 

Гавриленко Сергей Иванович

       Сергей  Иванович Гавриленко  прибыл в Бородино начальником Ирша-Бородинского угольного разреза согласно распоряжению министерства угольной промышленности от 30 декабря 1949 года. Ему, тридцатипятилетнему,  предстояло взять на себя ответственность за начавший создаваться разрез, от которого страна уже ждала угля, и за людей, собранных сюда из разных мест: и бывших военнопленных, и высланных, и вольнонаемных. С первых же месяцев он сумел задать тот темп и настрой, что определил развитие разреза на много десятилетий вперед. В апреле 1952 года первая победа – коллектив разреза стал победителем социалистического соревнования по краю  с вручением переходящего Красного знамени.

За рабочих был всегда горой, к их жизни неравнодушен. Тогда практически все жили бедно. Разрез старался помогать. Подписывать заявление на материальную помощь ходили к начальнику в кабинет. И уже знали: если Гавриленко берет в руки синий карандаш – денег нет, если красный – есть. Как то пришел к нему рабочий А., попросил помощь на покупку козы. Малые дети  в семье, нужно молоко. Сергей Иванович, выслушав, воскликнул : «И что тебе коза какая-то? Уж покупать, так покупай корову!» И, взяв красный карандаш, пописал на бОльшую сумму. Ту историю с коровой до сих пор в семье передают из поколения в поколение.

 Из письма дочери Валентины Гавриленко ( по мужу Беспаловой ):    «Когда мой папа приехал в Бородино в 1949 году, там стояли только бараки, да вырытые рабочими землянки. Он любил людей и делал для них все что мог. Осуществил смелый проект инженера Левковского по доставке угля от экскаватора в ж/д вагоны, наряду с успешным развитием производства строил жильё, поддержал строительство  парка культуры и отдыха, страстно болел и поддерживал  футболистов команды «Шахтер». Впоследствии  был награжден за работу орденом Ленина и двумя орденами «Шахтерская слава». Мне очень хочется узнать, вспоминают ли моего отца? Он так много сделал для Бородино…»

Гавриленко проработал на разрезе 14 лет, после чего поменял местожительство на Красноярск – был назначен заместителем генерального директора по производству «Красноярскуголь». Это был декабрь 1964 года

Автор Екатерина Одинец , 2019г

 

Первый директор Ирша-Бородинского угольного разреза Гавриленко Сергей Иванович, 50-ые годы
Гавриленко С.И. крайний справа с коллегами на городской площади, конец 50-х г

 

Инженер  от Бога

Пуск разреза Ирша-Бородинский в число действующих угольных предприятий был приурочен ко дню рождения И.В.Сталина  - 21 декабря 1949 года. Уже был  построен технологический комплекс по приему, сортировке и отгрузке угля. Уголь из забоя по транспортерной лете должен был подниматься на эстакаду с приемным бункером, откуда его через заслонку загружали в самосвалы. Держались уже установившиеся и все крепчавшие сибирские морозы. С большим трудом привели в движение транспортеры, холостая прокрутка прошла успешно. Опустили на транспортерные ленты первые ковши угля. Минуты торжественные и ответственные. Все с тревогой и нетерпением ожидали результаты четырехлетнего напряженного труда многочисленного коллектива. Однако результаты оказались неутешительными. От теплого влажного угля поднимался пар, затрудняя видимость,  уголь покрывался инеем, скользил и заполнял до отказа приемный бункер. Транспортер останавливался.  Замерзала и не открывалась заслонка. Рабочие с ломами и лопатами разгребали завалы на ленте и в бункере. Погрузка то и дело прекращалась. Так повторялось беспрерывно несколько суток. Несостоятельность комплекса была очевидной. И это только при 25 градусах мороза. А что будет при сорока? На строительство комплекса были затрачены колоссальные средства и время   даже без учета трудовых затрат тысячного контингента заключенных, которые работали за горбушку хлеба и миску похлебки. Отказаться от комплекса – уголовное преступление. И кому-то надо было брать на себя ответственность за иное решение задачи.

Взялся за это инженер Анатолий Иванович Левковский, прибывший незадолго до ввода разреза в эксплуатацию. Его решительные действия по отгрузке угля прямо в забое  непосредственно в полувагоны решало возникшую проблему. Но для этого надо было проложить более километра железнодорожных путей по непролазным местам и по уже промерзшей болотистой местности – торфяной трясины. Левковский сутками не уходил с места работы, пищу ему возили к экскаватору. Больше двух месяцев длилась героическая эпопея инженера и рабочих.

И вот подведен путь, поданы полувагоны. Экскаватор понес первый ковш угля и в считанные минуты загрузил медленно движущийся полувагон, второй, третий, весь состав и все пошло своим чередом. Время показало- только так. Итак, 5 марта 1950 года пошел большой уголь, и идет он без остановки уже более 70 лет .    

Автор  Анатолий Решетень

 

Главный инженер Левковский Анатолий Иванович в зарубежной поездке по обмену опытом, конец 60-х
Главный инженер Анатолий Иванович Левковский слева, начало 70-х

 

Валентин и Валентина

      На фронт Валентин не попал. Когда закончилась война,  ему не исполнилось и 17 лет, отец пропал без вести в 1944 году, за плечами была семилетка с успешным свидетельством об ее окончании.   На срочную службу призвали  осенью 1946 года.  Определили   в зенитно-ракетные войска в город Нижнеудинск. После второго года службы   ( служили 3 года) отстрелялся на учениях «на  отлично» – уничтожил все цели в радиусе  5 км. Был удостоин звания старшего  сержанта и поощрен отпуском на родину. Прибыл в  деревню  Каменка Ирбейского района Красноярского края, где проживали мать и младшая сестра. В избе на столе - районная газета. На передовице – белокурая девушка Эльвира, передовая работница совхоза Солянский, точь - в - точь артистка. Отбыв отпуск, прихватил газету с собой. Уже из части написал Эльвире два письма. Она ответила, написал третье, ответа не дождался – вскорости  мобилизовали. В Каменку решил не возвращаться – рядом в Бородино строился буроугольный разрез, требовались рабочие. Устроился учеником электрогазосварщика: в  одном киножурнале  видел как ловко работают с металлом  люди этой профессии. Дали комнату в бараке. Привез мать и сестру. К лету решил, что пора жениться, как - никак  скоро 24.  На блестящем новеньком велосипеде поехал в Солянку за 30 километров свататься. Эстонка Эльвира в дом не пригласила, воды напиться вынесла. Провожать шла, сжав тонкие губы,  по пути поведала, что правление совхоза   направляет ее на учебу в Красноярск. Если Валентин согласен подождать 5 лет, то она выйдет за него. Пока крутил педали обратно, понял, что вовсе и не расстроился. Перед глазами все время возникал образ Валентины – 18- летней девушки из рабочего автобуса. Переглядывались по пути на работу. В ближайший выходной сделал предложение. Валентина с радостью согласилась – круглая послевоенная сирота, нуждалась в надежном плече. Решили, что Валентин и Валентина – это судьба. Уже потом, детям Валентина рассказывала, что уж очень он ей тогда нравился белозубой улыбкой и умелой игрой на гармонике.  Приступили к строительству дома «на поселке». Желающим строиться давали «ссуду». В 1957 году перебрались в  брусовой дом с большой верандой, который собственноручно вечерами и в единственный на неделе выходной строили  строго по типовому проекту («отступление от проекта преследуется по закону»). Ждал сына. Родились три дочки. Богатств не нажили, но всю жизнь крепко любили друг друга.   Валентиновнам - всем троим - образование дали высшее. Валентин Петрович Ковалев  все – время говорил дочерям – чтобы жизнь ваша полегче была…   

По воспоминаниям дочери Людмилы Соколовой, 2020г         

 

 

 

 

 

Валентин Ковалев на службе в армии, Нижнеудинск, 1946г
Семья Ковалевых с первенцем, 1956г
Свидетельство об окончании семилетки, 1945

 

Исмайлов Атахан Курбанович

22 января 1921 г.р.

Деревня Гекляр

Шамахинский район

Азербайджанской СССР

 

 Воспоминания дочери Валентины:

 

      После объявления войны  отца призвали в армию. Из деревни Гекляр привезли в Баку. Перед отправкой на фронт на двухнедельные военные курсы. Языка не знал вовсе. Под опеку взял земляк - однофамилец  - доглядывал  за 19-летним Атаханом по просьбе матери. Попали в одну часть. Спасал, вытаскивал из воронок. После тяжелой контузии вместе с однофамильцем попали в плен. Когда шли конвоем  по территории европейских стран сердобольные женщины бросали в колону картошку – жалели. Рядом с лагерным бараком оказалось картофельное поле. За картошкой делали вылазки на замороженное поле уже в ноябре. На место в барак попал к осени 1942 года.

Что было в плену, как выжил  – не рассказывал…

       После освобождения союзными войсками был вместе с товарищами переправлен в Союз. Привезли в Сибирь на станцию Заозерная Красноярского края. Распределили на работу на шахту Южная в рабочий поселок Ирша.  Перед входом в шахту висел лозунг «Уголь любой ценой!» Работали отбойными молотками. Было еще тяжелее, чем в плену. Вода доходила до груди – грелись у буржуек. Буржуйки топили женщины – вольнонаемные, грели на них кирпичи. Из кирпичей делали связки (укладывали их в тряпки), обвязывались теплыми кирпичами, и снова в шахту.

     Выделили землянку на ул. Трудовой.  До Ирши (это где-то 7 км по прямой) рабочие ходили пешком. За ночь надо было высушить робу над печкой. Выдавали по булке хлеба в день и махорку. Спасало то, что не курил – махорку и часть хлеба продавал, покупал сахар.

     С Остапенко Полиной Емельяновной, уроженкой  Ирбейского района, из села  Ирбей познакомился  в шахте – она топила те самые буржуйки. Из обрусевших украинцев, приехала в Бородино на заработки.

Поженились в 1946 году. Пол в землянке – земляной. Первенец – сынок умер от простуды (менингит) в том же 1946 году (есть фото похорон, сдано в музей). Полина перешла работать в маленький магазинчик на поселке.

      Дочь Валентина родилась в 1 декабря 1949 года в той самой землянке. Правда  Атахан  поднял ее повыше, уже в виде домика. Сын Саша родился в 23 февраля 1950 года. Отец сколотил деревянный манеж,  из которого зимой детей не выпускали. И ели и спали в этом манеже. Настя родилась 1955 году.

Прямо из роддома ее в одеялке  всем гуртом понесли на новое место жительства. После рождения третьего ребенка  дали комнату в бараке – в перевязочной бывшей больнички. Пол, казалось, был ослепительно красивым, был покрашен желтой краской. Коробка картонная от папирос «Беломорканал» служила комодом. Железная кровать появилась невесть откуда. Мамин брат с востока привез военное суконное одеяло – серое с двумя полосками по бокам. Красота! Соседи в бараке были побогаче, из начальства. Неговорины, Амосовы… Мы дети забегали иногда к ним в гости  по-детски и удивлялись «богатству» - ковры, стол специальный письменный, красивые покрывала.

Вот и свое серое одеяло я решила сделать ковром – намыла полы и постелила на пол. Ох и попало же мне тогда от матери…Так и вынашивала в себе мечту: вырасту – весь дом будет в коврах!

Приходилось днями няньчится с маленькой сестрой. А мне 7 лет. Возле барака были заросли крапивы. Так я что удумала, в летний период вырву крапиву на небольшом участке, усажу сестренку на одеялко и гулять! Пока соседи не разоблачили. Опять влетело от строгой матери.

       Отец к тому времени  уже работал кузнецом в Погрузочно –транспортном управлении, мама – стрелочницей там же.

Мамин брат женился на девушке - Марии Астапенко. Проживали в Бородино. Мария работала фотографом в первом в поселке фотоателье. Она очень любила нас, племянников. Часто снимала. Поэтому у нас богатый семейный фотоальбом.

В Азербайджане во время войны умер отец отца. Осталась больная мать, сестра брат. Однофамилец вернулся, рассказал, что Атахан жив и его отправили в сибирскую шахту. Списались.

Атахан часто слал посылки – в основном продукты: сахар, масло. В 1954 году всей семьей поехали к родственникам. В Азербайджане Атахану еще до войны  была сосватана девушка – мать там не приняли. Сказали: пусть уезжает, а ты с детьми оставайся, устроим на работу.

Отец вернулся вместе с матерью. И всю жизнь до самой смерти прожил в Сибири. Звали все его, включая соседей Иван-Ивановичем.  Иван Иванович всю жизнь носил на голове традиционную азербайджансую папаху. Похоронен в Бородино.

На фото Атахан Курбанович Исмайлов и его дочь Валентина

 

Записала Л.Соколова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Атахан Курбанович Исмаилов, 80-ые гг
Дочь Валентина Исмайлова, 1971
Когда-то двести лет назад этим словом в русской армии именовали офицерский чин между полковником и генералом. Шло время и это слово из армейского лексикона перешло в сугубо статскую жизнь. Бригадирами стали называть начальников или руководителей производственных коллективов, которые, естественно, назывались бригадами. И хотя петровский табель о рангах, в котором бригадир занимал пятый класс сверху из четырнадцати, то есть, очень высокое, почетное место, ушел в историю, - звание бригадира в обычных гражданских коллективах и по сей день котируется высоко. Не всякому, там, в низовых коллективах, где человек на виду, и его близко знают, и где он, в одинаковых со всеми условиях, бок о бок проводит большую честь своей жизни, - доверят быть командиром над собой. Дорогого стоит заработать эту честь. Удостаиваются ее самые умелые в профессии, самые порядочные в моральном смысле люди, самые авторитетные. В рабочих коллективах по-простецки таких авторитетных мужиков называют «бугор». В этом слове сконцентрировано и уважение, и признание своего товарища, такого же как все, но наделенного большей ответственностью, за всех, за общее дело.
 

Геннадий Васильевич Крюков – как раз один из таких людей, которым посчастливилось испытать в своей жизни искреннее, неподдельное уважение со стороны коллег, товарищей по работе. Большую часть своей трудовой жизни он с достоинством пронес командирские обязанности в звании – бригадир. 

     Был мастером своего дела, уважаемым человеком и не только теми, кто «пахал» рядом с ним в одной бригаде, а это, примерно, тридцать человек, но и другими, среди которых начальники разных рангов – свои, разрезовские командиры и даже министры. 

     Природа щедро наделила его сильным характером и в тоже время душевной добротой, общительностью, открытостью, обязательностью, надежностью и тем, что называется человеческой порядочностью и внешностью, высокий рост – за метр восемьдесят с лишним, могучие плечи, одним словом – статная, видная фигура. Настоящий сибиряк. Сам он шутливо уточняет: «Гуран я, настоящий, чистокровный…» и объясняет, что родом он из Забайкалья. 

     На свет Божий Гена Крюков появился 5 января 1947 года в селе Малета Петровск-Забайкальского района Читинской области. Отец его был механиком по ремонту сельхозтехники на одном из совхозных отделений, мать учительствовала в местной начальной школе. После девяти классов Крюков поступает в Черемховский горный техникум. Через четыре года, 19 декабря 1966 года он заканчивает его с дипломом горного техника по специальности «Открытая разработка угольных месторождений». 

     Затем была служба в армии на острове Сахалин, куда он попал после хабаровской учебки, где полгода учился артиллерийскому селу. Уже в армии он был выделен из общей солдатской среды: в звании старшины был на должности старшины батареи. Здесь, наверное, начало его бригадирской жизни. Ведь по существу заботы старшины батареи схожи с хлопотами в бригаде. А это чтобы 34 бойца-артиллериста были накормлены, одеты, обуты, в баньке помыты, чтобы в казарме была чистота и порядок… 

     Вспоминая армейские два года, Геннадий Васильевич не устает подчеркивать: «Многим, что я достиг позже в гражданской жизни я обязан армии. Она многому научила меня – глубже узнавать людей, ценить дружбу, быть порядочным, честным, уважительным к другим. Короче говоря, армия – хорошая мужская школа жизни и я, - делает ударение он, - благодарен судьбе за такую учебу». 

     После демобилизации Крюков почти год отработал дежурным инженером на заводе «ВостСибЭлемент» в городе Свирске, что меньше в тридцати километрах от Черемхово Иркутской области. Здесь он познакомился с девушкой, поженились. 

      Под самый Новый 1971 год, уже втроем (родилась дочка), уезжала молодая семья в город Тулун, где Крюков устроился помощником машиниста роторного экскаватора 1250. Через полтора года стал машинистом. Он отработал в Тулуне семь лет. Работал хорошо. Три года из них – старшим машинистом. А по итогам 1975 года был признан победителем социалистического соревнования по министерству… Так стал накапливаться его профессиональный и человеческий опыт, ярко проявившийся позднее на бородинской земле. 

     1977 года 15 апреля Геннадий Васильевич Крюков стал машинистом роторного экскаватора № 54 на добычном участке «Западный» разреза «Бородинский». Так тридцать с лишним лет назад начался бородинский этап его жизни. 

     А через четыре года Крюкова принимают в коллектив роторного под № 53. В это время бригадой руководил знатный шахтер – Герой Социалистического Труда Петр Александрович Бойко. По существу, еще «новичку» Крюкову была оказана большая честь: стать членом известного своими трудовыми успехами экипажа. Конечно, решение принять его на первый экскаватор принималось не на пустом месте. Прежде всего, обращалось внимание на профессиональное качество Крюкова и на его человеческие достоинства – общительность, открытость и надежность в отношении с людьми. Эти качества сыграли свою роль уже в скором времени. При уходе Бойко на пенсию, бригадиром экипажа назначается Геннадий Крюков!

На фотографии: Бригада первого в истории разреза работающего роторного экскаватора ЭР 1250 №53. Бригадир-П.А. Бойко. В центре-Крюков Геннадий Васильевич (первый ряд третий слева). Начало 1980-х годов.  
 

     Время показало, что выбор был сделан верный. Показатели бригады 053-й по-прежнему были в верхних строчках, и сам бригадир неизменно отмечался среди лучших горняков. В 1979 году его награждают знаком Шахтерской славы третьей степени. А в следующем он получает звание «Почетный механизатор угольной промышленности СССР». Он признается ударником десятой пятилетки и его награждают медалью «За трудовую доблесть». По итогам 1981 года Крюкову во второй раз присваивается звание Почетного механизатора угольной промышленности, а в конце 82 его признают ударником одиннадцатой пятилетки…

     В это время на монтажной площадке на станции Породная-2 с железнодорожных платформ выгружали конструкции, детали роторного экскаватора ЭРП 2500, сборкой которого занималось монтажное управление № 2 треста «Сибтехмонтаж». Разрезовцам же надо было в свою очередь формировать бригаду эксплуатационников-экскаваторщиков. После разговора с тогдашним главным механиком Анатолием Ильичем Кадач и директором разреза Николаем Васильевичем Федоровым, Крюков дал согласие пойти старшим машинистом будущего экипажа, которому присвоили порядковый номер 4. Надо отметить: такая же машина – такой же мощности, - под номером три уже работала на бородинском разрезе с 1982 года. 

 

     «Время было очень трудное, - вспоминает Геннадий Васильевич. – Забот было, как говорится, выше головы. Это, прежде всего, набор в бригаду. С каждым беседовал, говорил правду: будет тяжело, хлопотно, да и насчет заработка ясности пока особой нет… А сколько нервов было затрачено по обеспечению своевременных поставок деталей, узлов, материалов. Кроме этого мы же принимали самое активное участие в устранении серьезных недоделок заводских конструкторов, вносили рацпредложение исходя из наших условий, ведь нам предстояло в будущем работать на этой машине. Ну и, конечно же, теорию «грызли» сидя за партами в классах учкомбината». 

 

      День торжественной церемонии по случаю окончания сборки ЭРП 2500-4 он помнит в деталях, как и первые часы работы машины в забое: 

     «Традиционную в таких случаях ленточку натягивала моя дочка, а перерезал ее Б.Е. Щербина один из четырех министров, присутствовавших на церемонии, перерезал он ее, - уточняет Крюков, - ножницами для резки металла. Ну, а наш министр – Б.Ф. Братченко, разбил бутылку шампанского о гусеницу, причем, - опять уточняет бригадир, - перед этим, он спросил у бригады: «Что будем делать? Пить или бить?» Парни дружно ему ответили: «Бить!»

     А ночью, - продолжает Крюков, - роторный был поставлен в забой и утром 22 июня 1984 года к нему подали первые углярки. Их было шестнадцать. Ротором управлял Сергей Козлов, а на ленте, на погрузке работал Сергей Байкалов. Эти ребята одними из первых в свое время откликнулись на мое предложение пойти на монтаж ротора. Я наблюдал за погрузкой, стоя на бровке верхнего уступа. Стоял один. Не скрою – сильно волновался: как поведет себя эта стальная махина? А она ожила, зашумела, уверенно, меньше чем за минуту, наполняя углем полувагон за полувагоном… «Рассказывая об этих незабываемых минутах Геннадий Васильевич по-мужски, скупо, как бы между делом, коротко признается: «Скажу откровенно: глаза мои замокрели тогда…». 

     «Четверка» хорошо вошла в общий ритм жизни угольного разреза. И вскоре заявила о себе, как о первом коллективе. Год ввода в эксплуатацию экипаж закончил своим первым трудовым успехом. Вместо планируемых 1 миллиона 100 тысяч тонн угля выдали на-гора 1 миллион 878 тысяч тонн. В января 1985 года бригадир был отмечен присвоением ему почетного звания – «Заслуженный шахтер РСФСР» и в этом же году он получил вторую степень знака «Шахтерской Славы». 

     Год 1985 в угольной отрасли был особым: в августе исполнялось 50 лет рекорду, установленному донбасским шахтером-забойщиком Алексеем Григорьевичем Стахановым. Шахтеры страны брали на себя повышенные обязательства к этому юбилею. Повышенный план дали и «четверки»: за год экипаж должен был отгрузить 3 миллиона 500 тысяч тонн угля.

     «Бригада работала как часы, - вспоминает Крюков тот ударный год. – Ребята старались: в сутки отгружали более 30 тысяч тонн, а, например, в одну из смен машинист погрузки Юра Шевнин за восемь часов погрузил 16 тысяч тонн угля. А вообще за эти сутки было выдано на-гора более 40 тысяч тонн! С такой производительностью мы выполнили годовой план уже к Дню шахтера. Подумав, взвесив все «за» и «против» мы решили, что до конца года мы сможем отгрузить еще не меньше миллиона тонн… и взяли на себя такое обязательство». На самом деле, когда год закончился, посчитали… и оказалось – ЭРП 2500-4 отгрузил стране 5 миллионов 730 тысяч тонн топлива! Это был рекорд для экскаватора такой мощности в угольной промышленности (кроме «четверки») было еще три – два таких же ротора на Экибастузе, и один за номером «три» - у нас, в бородинском разрезе. Их показатели за этот же год значительно уступали Крюковской «четверки». Это трудовое достижение стало результатом напряженного труда, прежде всего, самой бригады ЭРП 2500-4 и сегодня Крюков не устает повторять слова благодарности в адрес своей бригады. 

     «Я счастлив, что мне пришлось многие годы бок о бок с такими замечательными людьми. Это и Олег Батищев, Анатолий Глухов, Александр Логинов, Павел Иванов, Николай Базантинов, Анатолий Ишутченко, Александр Шестаков, Геннадий Михайлов, Анатолий Новиков, Юрий Бедностин, Сергей Козлов, Виктор Сазонов…». Он называет всех из своей бригады, а это 33 человека. Об экскаваторщиках бородинской четверки заговорили. В газетах появились публикации об их успехах, фотографии, репортажи, интервью… На торжественных собраниях в почетных президиумах частенько можно было видеть крепко сбитую, внушительную фигуру Крюкова с его открытой доброй улыбкой сильного уверенного человека.

На фотографии: Экипаж ЭРП 2500-4. Бригадир- В.Г. Крюков. 1980-е
 

     Известными стали они не только в крае, но и за его пределами. Крюкова, например, знали в лицо оба министра угольной промышленности страны. Они жали ему (каждый в свое время) руку при вручении наград. Кстати, все три знака шахтерской славы Геннадий Васильевич получал в Москве от Б.Ф. Братченко и М.И. Щадова. 

     В ноябре 1986 года Г.В. Крюков за личный вклад и выдающиеся достижения его бригады в развитии угольной промышленности был удостоен государственной премии. Следует отметить интересную деталь: в числе награжденных государственной премии СССР Крюков был одним из 11 работников угольной промышленности. Это о многом говорит! В конце этого же года он едет делегатом на XIV съезд профсоюзов угольной промышленности, где его избирают кандидатом в члены ЦК профсоюзов отрасли.

     Бригада и сам бригадир по-прежнему, не смотря на свою славу, работали по-ударному, не снижая темпов. В марте 1987 года имя бригадира «четверки» за устойчивые показатели было занесено в краевую Книгу Трудовой Славы!

     Свой успех Крюков не считаем своим личным достижением. «Все это, - он несколько раз делает упор на этом, - результат слаженной работы бригады, железнодорожников, различных разрезовских служб, участков, конкретно их начальников. Среди котопых он особо выделяет бывшего директора разреза Владимира Александровича пожарникова, Леонида Алексеевича Дорошенко, Бориса Кирилловича Инопина, Ивана Петровича Наседкина, Владимира Мефодьевича Гостиевского…». 

     Славный период «четверки» был замутнен годами девяностых. Как снег на голову обрушились проблемы, о которых ранее не было известно. Стало не хватать порожняка, экскаваторы простаивали, заработок упал, да и на такой «живых» денег стало не хватать. Зарплату стали задерживать… появились забастовки. Люди стали озлобленными, нервными…В этих условиях бригадир сделал все, что мог. Боролся за сохранность бригады, тяжело переживал за каждого уходящего из нее. 

     В ноябре 1996 года как гром средь ясного неба грянула беда. У Крюкова случился инсульт. Могучий, полный сил 49-летний человек оказался на грани жизни и смерти…Началась другая жизнь. Жизнь лишенная движения, радости и здорового бытия. О его любимых увлечениях – поездки в тайгу за кедровым орехом, походы с семьей в лес за грибами, на природу… оставалось только вспоминать. Не мог он больше с наслаждением копаться в огороде, в саду или хлопотать ухаживая за многочисленной домашней живностью. Больно ему было расставаться и с давней, живущей в нем еще с детства мечтой: приобрести лошадку и с удовольствием заботиться об этом умном, трудолюбивом животном.

     Через десять лет судьба-злодейка нанесла ему еще один коварный удар. В результате гипертонического диабета у него начались проблемы с правой ногой – более менее остававшейся работоспособной. Ее ампутировали. Он лишился последней возможности – хоть на костылях, но ходить. Он не хнычет, упорно борется с тяжелым недугом. Помогают ему его две дочери и надежный помощник – жена Зоя Константиновна. Теперь они ему, та «каменная стена», которой он им был когда-то. А супруга ему в эти драматические времена – и друг, и мать, и сиделка, и медсестра, и врач, - все в одном лице.

     Не забывают его ребята из родной «четверки». Приходят на день его рождения, забегают просто так – попроведовать. Не забыли пригласить его и на двадцатилетний юбилей со дня рождения ЭРП 2500-4. Отмечали в общественном месте, после чего, перебрились к нему домой. Сидели на кухне и вспоминали громкое и славное прошлое бригады. Вспоминали как в 86-м, здесь же в его доме, обмывали – на 565 рублей вознаграждения – Крюковский диплом лауреата государственной премии. Тогда собрались все 29 человек с экипажа. И не одна чарка была поднята за общий рекорд бригады – 5,5 миллионов тонн угля в год. 20 лет назад бригада Крюкова еще раз на всю угольную промышленность огромной страны напомнила о юном шахтерском городке о его славных людях-труженниках. 

     В августе прошлого года, накануне Дня шахтера, город отблагодарил бригаду знаменитой «четверки». Ее бригадир Геннадий Васильевич Крюков был назван Почетным гражданином города Бородино. Достойное признание заслуг знатного шахтера и большого человека. 

     P.S. К сожалению, награду вручали не самому знатному горняку-бригадиру, великому труженику, прекрасному человеку, а его супруге - Зое Константиновне…

 

Анатолий Сергеевич Афанасьев, 2008 год

 

P.S.     

Геннадий Васильевич Крюков в центре, начало 80-х
День шахтера, начало 80-х
Экипаж машины боевой, начало 80-х
Трудовые будни, начало 80-х
Портретное фото Г.В. Крюкова, конец 80-х

Знаниями о своем роде, о семейных архивах и семейных ценностях поделился Сергей Степанович Литвинов - наш земляк, теперь уже консультант эксперт ООН и WWF, кандидат технических наук.  

Стиль авторского текста сохранен.

 

Литвинов Степан Павлович, родился 9 января 1919 г. Алтайский край, Благовещенский район, д.Георгиевка.

Жизненный путь Литвинова С.П. закончился 21.08.1996 г., он похоронен вместе с женой на кладбище в г.Томске.

Литвиновы – это старинный казачий род из г.Ростова-на-Дону.

Литвиновы переселились из Ростова на Дону на Алтай в место, ныне именуемое как Благовещенский район, когда по Указу Екатерины семьям выделялась земля по числу мужчин.

Семья смогла за счет собственного труда на земле хорошо обустроиться. Все жили в большом семейном доме и обрабатывали хлеб, бахчи и другие овощные культуры. Кроме этого, семья держала большое количество домашних животных: кони, коровы, овцы, свиньи, куры и т.п.

В то время местное население (алтайцы) постоянно подряжались сезонными пастухами. Хозяева выгоняли за ворота овец, пересчитывая их по головам.  В конце пастбищного сезона пастух должен был вернуть хозяину то же количество голов скота. Весь приплод, а также падеж скота относился к его рискам.

После прихода Советской власти эту практику посчитали эксплуатацией трудового народа, и семья попала под репрессивный механизм. Глава семейства и его жена (мои прабабушка и прадедушка) были сосланы в Томскую область (на Васюган). Отец (Литвинов Степан Павлович) решил поехать со своими дедушкой и бабушкой.

В Васюганских болотах многие ссыльные погибали достаточно быстро. Чтобы спасти внука бабушка с дедушкой отправили Стеньку «на материк» в Томск. Так началась история беспризорника Стеньки Литвинова. Он малолетним работал на карандашной фабрике, вытаскивая на конях бревна с реки Томь для обработки на фабрике. Затем его определили в приют для беспризорников в Кемчуге Красноярского края.

Со слов отца жизнь там была «не сладкая». Есть было нечего, беспризорники совершали набеги на соседние поля, где крестьяне выращивали картошку. Борьба за свое имущество была жестокая, если беспризорников догоняли – последнего убивали. Однажды Стеньку случайно увидел в приюте человек, который его узнал. Он удивился, что мальчик в приюте для беспризорников, когда у него живые родители. Он сообщил им о текущей ситуации и Стеньку забрал отец домой на Алтай.

Вторая волна репрессий для семьи закончилась высылкой в Красноярский край (на Удерейский рудник). Семью спасло то, что старший брат (Платон Павлович) смог вырыть землянку и они перезимовали после того как были «выброшены» из вагонов на снег.

После этого дальнейшая судьба семьи была связана с Красноярским краем.

Состав семьи:

Отец: Павел Иванович

Мать: Ксения Парамоновна

Дети: Платон, Мария, Степан, Климентий

Степан начал свою производственную деятельность в 1936 г. на руднике как горный коллектор. Проработав там 4 года, он пошел на курсы водителей и получил в мае 1941 года специальность – шофер. Не долго поработав в новом качестве на Слюдяной фабрике в Заозерном, он был призван в РККА на воинскую службу в мае 1941 года.

Степан Павлович был направлен на восток страны и был зачислен в 175 отдельный строительный батальон шофером. Закончил службу в звании старшего сержанта и был демобилизован 1 мая 1946 г. Служил на 1-м Дальневосточном фронте. Он участвовал в составе 109 укреп. района в боевых действиях с Японией с 9 августа 1945 г. по 3 сентября 1945 г. в качестве шофера-инструктора и хим. инструктора. Медаль за победу над Японией, орден Отечественной войны 2 ст., медаль за победу над Германией и все юбилейные медали.

 

Один из рассказов отца о войне запомнился мне: «Война – тяжелая работа. Кто ленится, плохо закапывается, не может нести тяжести, тот погибает первым. Например, таскать защитный щиток для противотанкового ружья – обязанность 2-го номера. Но он достаточно тяжелый, а надо еще нести оружие, вещ. мешок, шинель …» Так были убиты несколько 2-х номеров, а отец носил этот щиток. В 2015 году, в экспозиции на Сапун-горе (Севастополь, Крым),я увидел этот щиток и попробовал его поднять и положить на плечи «в походное положение». Это показалось мне невероятно тяжелым. Тогда я ясно понял слова отца и не только его о «тяжести победы».

                                                              

После демобилизации из армии отец вернулся к мирной работе в качестве горного коллектора в Иршинской геологоразведочной партии (сентябрь, 1946 г.). Дальнейший его трудовой путь был связан с рядом предприятий и в итоге был принят в Ирша-Бородинское разрезоуправление Красноярского совнархоза. В Бородинском разрезе Степан Павлович работал помощником машиниста экскаватора. С января 1967 г. по сентябрь 1969 г. возглавлял рудничный комитет (профком) Вскрышного разреза. 

                                                                     

 

        

Проработав на Разрезе почти 30 лет, он перевелся в ЖКХ, где работал электриком (см. заметку в газете «Знамя Октября»). В 1993 году Степан Павлович вместе с женой переехал к семье сына в г.Томск. 

 

Литвинова (Сидорова) Нина Васильевна, родилась 29 декабря 1922 г. Ярославская область, Ярославский район, д.Пограиха,

на Волге, недалеко от г.Ярославля. В их семье было 5 детей: 4 брата и 1 сестра.

Родители: отец - Сидоров Василий Степанович, мать – Сидорова Трефена Ивановна.

Василий Степанович был хорошим маляром и работал в артеле по ремонту квартир. Трефена Ивановна занималась домашним хозяйством.

Нина окончила медицинское училище и до войны работала акушерской в Заволжском родильном доме.

 

С 10 марта 1943 г. по 22.07.1946 года служила в Советской Армии в составе 1-го Белорусского фронта. Она работала медицинской сестрой в госпитале для легко раненых. После окончания войны Нина Васильевна продолжила работу в армейских медицинских учреждениях (Германия, г.Потсдам) в качестве вольнонаемной.Уволилась в запас 28.07.1951 г. и вернулась в Ярославль, где продолжила работу в мед. учреждениях в должности фельдшера-акушерки до 1 июля 1955 г.

 

Далее начинается сибирская часть биографии Сидоровой Н.В. Она встретила на вокзале в Москве Литвинова С.П., который ездил к родственникам в Ростов-на-Дону. Здесь они познакомились и связали свою дальнейшую судьбу семейными узами. Семья обосновалась в поселке Бородино, ул. Октябрьская, дом 48, кв.4.

В результате этого брака родился сын – Сергей.

С 15 июля 1955 года Нина Васильевна была принята на работу в Ирша-Бородинскую больницу на должность акушерки.

В дальнейшем после обучения Литвинова Н.В. стала работать зубным врачом и проработала в этом качестве до 2 июля 1970 г. Многие жители г.Бородино помнят ее именно в этом качестве (см. статью в газете «Знамя Октября»).

                                                                                 

 

СЕМЬЯ ЛИТВИНОВЫХ

После окончания трудовой деятельности семья Литвиновых принимала активное участие в жизни г.Бородино. Они вдвоем участвовали в выступлениях хора ветеранов. 

                                               

Всегда были активными гражданами и принимали участие в общественной жизни.

Как бабушка и дедушка Степан Павлович и Нина Васильевна принимали активное участие в воспитании внучек.

Справа-налево: Литвинов Степан Павлович, внучка Дина, внучка Аня, Литвинова Нина Васильевна

Справа-налево: Литвинов Степан Павлович, внучка Дина, внучка Аня, Литвинова Нина Васильевна

 

В 1993 году Литвиновы переехали в г.Томск, чтобы быть ближе к семье сына (Сергея). В Томске Степан Павлович прожил всего 3 года и умер 22.08.1996 г.

 Нина Васильевна в Томске продолжала активно участвовать в общественной жизни: была членом районного Совета ветеранов, помогала одиноким престарелым людям. Все те жители Томска, с которыми она общалась, с большой теплотой вспоминают Нину Васильевну за её весёлый, добрый нрав, отзывчивость к людям и житейскую мудрость.

                                             

На праздниках, посвященных Дню Победы Нина Васильевна, как и все ветераны, пользовалась всеобщим уважением и благодарностью. Ей дарили такое количество цветов, что вся её уютная квартира была ими заставлена.

Умерла Нина Васильевна 30.01.2015 года в возрасте 92 года и похоронена в одной могиле с любимым мужем.

                                     

Подготовлено 06 февраля 2020 г.

Литвинов Сергей Степанович

 

 

Мариэтта родилась в 1934 году. Красивым иностранным именем ее назвал отец Кезик Станислав Адамович -

командир горноспасательного отряда на руднике в Ленинск-Кузнецком, член ВКП(б). В октябре 1937 году в период массовых репрессий отец незаконно был обвинен по статье и арестован. Осужден «тройкой» в 1938 году. Согласно официальных документов (запросов дочери в архивы) и списков жертв политических репрессий общества «Мемориал» расстрелян в августе 1938 года. https://ru.openlist.wiki/Кезик_Станислав_Адамович_(1902) . По версии знакомого офицера погиб 6 декабря 1944 году в бою с немецко-фашисткими захватчиками в составе штрафного батальона.

В 1952 году Мариэтта из Благовещенска поехала в отпуск в Марьинск к матери. С верхней полки вагона засмотрелась на спутника - ладного молодого человека. Познакомились. Парня звали Прокоп. Много разговаривали, прогуливались по перронам на больших станциях. На станции Иркутск Прокоп попрощался, предварительно попросил адрес. После окончания горного техникума в Черемхово хотел стать военным.

В техникуме учился вместе с товарищами Чудогашевым, Белобородовым, Куруленко, Черноусовым. Впоследствии все окажутся на Ирша-Бородинском разрезе. В военное училище в Иркутске не поступил и тут же отправился в Мариинск к Мариэтте делать предложение руки и сердца. Мариэтта сразу с ним не поехала, но дала слово, что как выкопает картошку, продадут, купят ей зимнее пальто, она приедет к нему на разрез. Дала телеграмму в Благовещенск о своем увольнении. В том же 1952 году приехала в рабочий поселок Бородино. Жили в бараке-общежитии по ул. Советской.  Прокоп Семенович к тому времени уже устроился на разрез механиком отвального участка. О свадьбе и речи не было – только приехали, никого толком не знали, зарегистрировались в местном ЗАГСе. Впоследствии Евдокимов П.С. внесет большой вклад в становление и развитие Ирша-Бородинского угольного разреза, работая на ответственных должностях, в том числе долгое время начальником участка «Западные отвалы». Мариэтта устроилась работать секретарем в Бородинскую среднюю школу №64, где директором был легендарный Иван Иосифович Елисеев. В 1953 году родилась дочь Таня, в 1956 году – Ольга. В 60-х перевелась на должность воспитателя вспомогательной школы по ул. Маяковского. Директор школы Третьяков Василий Николаевич всегда говорил, что у Тамары Станиславовны «обостренное чувство справедливости». Тамарой она себя «переименовала» уже придя работать в школу. Как-то неловко было за свое вычурное, как тогда казалось, имя. Тамарой назвалась в память о матери. Так и прожила зрелую жизнь Тамарой Станиславовной. В настоящее время на пенсии, живет в своей уютной квартире в историческом центре города Бородино, ждет вестей от дочерей и внучек, которые разлетелись как птицы по всему миру – Сибирь, Болгария, Арабские Эмираты, Египет. 

                                          

                                                               На фото Мариэтта - вторая слева, Прокоп - первый справа

                                                         In the photo, Marietta is second on the left , and Prokop is first on the right 

 

In October 1937 during Stalin,’s mass political repression (The Great Purge) Marietta’s father was wrongfully accused and arrested. In 1938 he was sentenced by “Troika” (A People's Commissariat of NKVD (future KGB) of three persons who issued sentences to people after simplified, speedy investigations and without a public and fair trial). According to the official documents and lists of victims of political repressions, he was executed in August 1938. According to an acquainted officer, he was killed on the 6th of December 1944 while fighting German fascists in a penal batallion.

In 1952 Marietta went on holidays from Blagoveschensk to Mariinsk to visit her mother. From the top bunk bed of the train she saw a handsome young man. His name was Prokop.They talked and took walks when the train stopped at big stations. Before Prokop got off the train in Irkutsk he asked for Marietta’s home address.

He graduated from a mining colleage and wanted to enroll into a military colleague now. His colleage friends were Chugodashev, Beloborodov, Kurulenko, Chernousov. They would all end up at Irsha-Borodino coal mine. He was not admitted to the military colleage and went to Mariinks to propose to Marietta.  She didn’t go with him immediately but promised that after she digs out all her potatos and buys a winter coat she would come to the Borodino coal mine where he went for work. She resigned from her job in Blagoveschensk by sending a telegram and came to Borodino soon after. They first lived in a barack hostel. Prokop worked at the coal mine as a mechanic. They did not have a wedding as they did not know anyone in the town. They registered their marriage in a local registry office. Prokop would go on to contribute a lot to the development of the Irsha-Borodino coal mine having various important posts. Marietta started working as a secretary in School No 64 where the legendary Ivan Iosifovich Eliseev was a director. In 1953 she had her first daughter Tanya and in 1956 second daughter Olga. In the 60s she transferred to a position of a teacher in school on Mayakovskaya Street. The director of the school used to say that Tamara Stanislavovna had the “ultimate sense of justice”. Marietta introduced  herself as Tamara when she started working at the school. In those days the name Marietta was considered posh and she was embarrassed. She chose Tamara as it was her mother’s name. Until now everyone knows her as Tamara Stanislavovna. She is retired and lives in her cozy apartment in the historical centre of Borodino waiting for the updates and news from her daughters and granddaughters who scattered around the world: Siberia, Bulgaria, UAE, Egypt. 

 

 

Прокоп Семенович Евдокимов с дочерьми Таней и Олей 1965
С друзьями 1965
Евдокимов П.С. на отдыхе конец 50-х
Маиэтта Станиславовна Евдокимова 70-ые годы
Прокоп Семенович Евдокимов 70-ые годы
Дочь Ольга с любимой куклой 1965 г

Ведущая актриса Бородинского народного театра (1960 - 1972), режиссер Бородинского народного театра ( 1972-1978) Алевтина Дмитриевна Николаева оставила заметный след в культурной жизни рабочего поселка Бородино. 

Семья жила в Саратове. Прямо через дорогу  было театральное училище. Алевтина  мечтала быть актрисой.

В войну (ей было 11)  мама отправила ее в магазин за продуктами, но вместо этого она купила балалайку. Занималась в драмкружке, играла на гитаре, на балалайке, хорошо пела, занималась в изостудии.  Она была всесторонне развита и необычайно талантлива. Озорная девчонка с копной ярких медных волос, за что ее прозвали «Красноперка». Ее младшая сестренка гордилась: «Мама, а наша Алька - артист!».  Мечтала поступить в театральное, но обучение было платным. Поступила в нефтяной техникум. Закончила его, и,  имея на руках малолетнюю дочь Свету, поехала по распределению техникума  в Комсомольск-на Амуре!  Почти год отработала в Софийском управлении нефтепровода. А в июне 1953 года, зарегистрировавшись с  Николаевым Львом Николаевичем, уехала  на работу в Монголию. Он был машинистом  экскаватора типа «ПГ Лайм», оборудованным мехлопатой  «Дичер». В 1954 году Льва Николаевича пригласили на угольный разрез в Бородино. Алевтина устроилась  на подстанцию в  разрез Бородинский. В то время предприятия ходили на демонстрации. Она сшила костюм голубя мира. Огромный - на каркасе из проволоки.

     Перешла воспитателем в детский сад, работала заведующей читальным залом, заведующей детским сектором. Вела драматический кружок и кукольный театр. Сколько людей рабочего поселка Бородино были участниками ее постановок! В народном театре у режиссера С.П. Бугаева была ведущей актрисой во взрослых и детских спектаклях. Ее очень тепло встречали зрители. Она была прирожденная актриса! Люди говорили: она дорого одевается. А она за ночь, или за две  могла сшить себе новую одежку и умела ее «подать», ведь имея четверых  дочерей, средств, естественно, не хватало. Она, казалось, умела все: шить, вязать, танцевать, рисовать, петь, вести хозяйство, прекрасно готовить. Она была душой любой компании. Уже к 47 годам она все - таки закончила культпросветучилище.

 

А вот  младшая сестра Изольда поступила в саратовское театральное училище. Как позже она писала: «Аля, я воплотила твою мечту!»  Изольда работала в Саратовском театре. Она была профессиональной актрисой. Роста  была небольшого и ее амплуа -травести. Работала в Ленинградском театре, затем в Москве в Театре на Таганке у режиссера Юрия Петровича Любимова. Изольда его  боготворила, записывала все его изречения. Она работала вместе с В.Высоцким и В. Золотухиным. Однажды моя сестра Надежа (она училась, работала и жила тогда в Саратове) приехала к ней в театр. Мимо проходил мужчина невысокого роста, как говорят, «маленький, плюгавенький», и Изольда сказала: «Надя, смотри, это – Володя Высоцкий. У него большое будущее». Она снялась в эпизодической роли в фильме «Трын-трава». Печаталась в журнале «Театр». Никогда не теряла связи с семьей Алевтины.

Алевтина Дмитриевна Николаева -режиссер народного театра ДК Угольщиков80-ые г
Супруг Лев Николаевич Николаев, 70-ые г
Сцена из спектакля : А.Д. Николаева и В.И Сасова (справа)

 

Статуэтка «Танцовщица», гипс, середина XX в

 

         Гипсовая статуэтка танцовщицы представляет особую музейную ценность. С ней связана трогательная история любви послевоенного времени. Это история произошла в 1949 году.  По проекту института Ленгипрошахт в сибирском Бородино приступили к строительству Дворца культуры «Угольщиков» в стиле «сталинского классицизма». Уже в начале строительства оно поражало бородинцев своим величием и причудливой  гипсовой лепниной. Среди строителей разреза были участники войны, молодежь из соседних районов, девчонки из соседних деревень, приехавшие на угольную стройку за женихами.

        Послевоенное время - трудное время, но молодость брала свое. С утра до ночи парни и девчата трудились в карьере, а вечером, утюжили лучшую одежду, надевали  беленькие носочки, драгоценные туфли и шли на танцы.

        Магазинов и торговых палаток в окрестностях не было - разрез строили на пустом месте, где парням взять подарки своим невестам? Вот и придумали: вместе с фрагментами гипсовых элементов для украшения сводов Дворца культуры находчивые строители раздобыли 40-сантиметровую чугунную  форму для  изготовления  танцовщицы и отлили из нее гипсовые статуэтки для своих подруг. Случилось это на воскреснике, куда направляли  рабочую молодежь в свое единственный выходной

       По легенде статуэток было семь. Две из них оказались в нашем музее - их принесли две пожилые женщины, уже потерявшие своих мужей,  и каждая рассказала нам свою трогательную историю любви.

      И теперь, у нынешних подростков -  девчонок и мальчишек, которые слышат эти истории, глаза светятся неподдельной теплотой.

«Бородинская танцовщица» стала неофициальным символом музея, используется при оформлении музейных открыток, пригласительных билетов, мероприятий, музейного сайта (раздел «коллекции музея»).

 

 

Мой отец -  Кузешин Василий Михайлович 1932г.р.  Место рождения  Западная Украина.  После массовых репрессий  вся семья вместе с детьми и маленьким Василием  была сослана в Сибирь в пос. Большая Мурта в Красноярский  край. Василий рос артистическим ребенком, а в студенчестве подрабатывал в драматическом театре им. А.С.Пушкина – пел в хоре.

     Моя мама – Алгайкина Клара Сергеевна, 1930 г.р. урожденная Горной Шории, в младенчестве была перевезена в г. Топки, Кемеровской области. Отец был направлен в Сибирь в должности первого секретаря компартии. Клара грезила мечтой о балете. С раннего детства занималась в кружке по классической  хореографии. Преподавателями танцев в городе были  сосланные сразу после революционного мятежа в Кемеровскую область жены кронштадтских офицеров, да и сами офицеры давали образцовые уроки.  Высокообразованные хореографы поставили талантливую девочку Клару на пуанты. Она подавала большие надежды и была приглашена в лучшую в Сибири школу балета в Новосибирске, но вмешался случай. На практике в старших классах на шахте Клара серьезно повредила ногу. По совету отца решила поступать в горный техникум – кругом одни шахты. Без работы не останешься.

       Василий и Клара повстречались в горном техникуме г. Красноярска, куда приехали на учебу. По воле случая там же в это время учились и Инопины – Борис и Александра, впоследствии оба удостоенные звания «Почетный гражданин города Бородино». Обе семьи получили направление на работу в Бородино. Средств только и хватило, чтобы  доехать до места назначения. Руководство выделило  комнату в гостинице по ул. Горького – в центре рабочего поселка. Клара уже ждала ребенка, сильно устала и хотела есть. Василий, не долго думая, спустился в сквер перед гостиницей, познакомился с постояльцами и за столом, оборудованным прямо в сквере,  выиграл у соперников в преферанс 15 копеек. Булочка стоила и того меньше.

        Отца приняли на разрез в качестве горного диспетчера. Как молодые специалисты,  получили квартиру в историческом центре города – рядом с Дворцом культуры угольщиков по адресу ул. Октябрьская, дом.56, кв..12. Уже подрастала  дочь Ольга, рожденная в 1953 году. После получения паспорта отец (реабилитирован в 1953 году) поступил в Иркутский горный институт на экономический факультет. Закончил обучение уже в г. Кемерово – перевелся по обстоятельствам. У отца всегда была мечта – вернуться на историческую родину в город Ивано-Франковск.  Клара идею не поддерживала. Уж слишком разными были их идеологические взгляды на жизнь, она это отчетливо стала понимать.

Отец,  после долгих  уговоров, оставил семью и вместе с родителями и бабушкой отправился в Западную Украину. По воспоминаниям Ольги, она на тот момент училась в четвертом  или пятом классе.  Впоследствии Василий Михайлович обзавелся новой семьей (родились сводные брат и сестра). Похоронен в Ивано-Франковске.                                                                                                            Мама же много лет работала в отделе нормирования Ирша-Бородинского угольного разреза. Но в душе всегда оставалась  актрисой, была одержима балетом. «Идет - как летит!», говорили о ней бородинцы. В доме с ее девичьих  времен хранилась ярко иллюстрированная книга о балете и известных балеринах русской сцены. Во Дворце культуры вела занятия классической хореографии. Ставила девочек на пуанты. Ее ученицы принимали участие в театральных постановках Дворца культуры, где по сценарию нужны были  танцы. Проводила и индивидуальные занятия, в частности с Жук Татьяной ( в настоящее время проживает в Санкт-Петербурге). Во время проведения смотров художественной самодеятельности ее нарасхват приглашали две имеющиеся в рабочем поселке школы. Обычно она занималась постановками в школе №68, где училась ее единственная дочь Ольга.

После обучения в  средней школе, дочь Ольга окончила Красноярский политехнический институт, электротехнический факультет, экономика. Но во время учебы,  каждое лето по многолетней привычке приезжала на практику в пионерский лагерь Шахтер в качестве  вожатой.   

 В марте 2022 года Ольга Васильевна посетила Бородино, чтобы забрать свою 92-летнюю маму Клару Сергеевну  в город Долгопрудный Московской области, где проживает в настоящее время. Во время всеобщей пандемии в 2021 году ушел из жизни второй муж Клары Сергеевны. У Ольги трое детей: два сына и дочь. По договоренности,  через сеть «одноклассники» зашла в музей, чтобы поделиться этой историей.

 

 

Записала Соколова Л.В. март 2022

 

Кузешина Клара Сергеевна 50-ые годы
Клара с подругами горного техникума
Клара Сергеевна 70-ые годы
На фоне траншеи Ирша-Бородинского угольного разреза 1960

 

Была у нашего героя Петра Бойко одна страсть – рыбалка. С пустыми руками с рыбалки он не приходил никогда. Так уж случилось, что рыбалка помогла ему попасть на разрез. Как-то раз Бойко разговорился с рыбаком – соседом. Тот оказался передовым машинистом экскаватора Леонидом Степановичем Лифиренко и тот так азартно рассказал о своей работе, о разрезе, о людях, что Петр Александрович немного позавидовал ему. В конце разговора Лифиренко пригласил собеседника на экскаватор, чтобы посмотреть и потрогать все своими руками. К тому времени Петр был человеком уже состоявшимся в жизни, возглавлял узел связи треста Канскуголь. Не всякий решится сменить профессию в зрелые годы, Бойко решился. Без отрыва от производства стал постигать в учебно-производственном комбинате  профессию помощника –машиниста экскаватора. В 1957 году трест «Канскуголь» упразднили. Петр Александрович пришел в разрезоуправление с заявлением о переводе на горняцкую работу.

Учиться и спрашивать не стеснялся, хотелось работать не хуже, а лучше других. – «Владимир Потуринский – мой первый учитель, вспоминал Петр Александрович. Он отлично работал. «Углярочки» у него выходили как нарисованные. Все точно, четко. Еще хотелось работать так же, как машинист Волков… у него в забое можно было танцевать и кататься на велосипеде. Цены нет тому опыту, что я перенял у них». Но сколько не смотри на других, а к опыту и сноровке приходишь сам. Умение росло постепенно, как и выработка. Потом был новый мощный экскаватор, и снова учеба, затем осваивал роторный. И труд до седьмого пота. Высокая организация не только на экскаваторе, но и на путях. Иногда и спор с начальником, если нет фронта работ или с локомотивами тянут. Бойко не мог работать плохо и вел за собой весь коллектив бригады. В те времена  было принято считать производительность и экономию. По этим подсчетам бригада Петра Бойко за две пятилетки отгрузила 1 миллион 300 тысяч тонн сверхпланового угля. Если учесть, что страна тогда давала в день  около двух миллионов тонн угля, один день люди шестой части планеты жили сверхплановым углем бойковского экипажа.                                                      Он много думал о молодежи, о тех, кто идет вслед за ветеранами. В его экипаже росли и стали настоящими горняками машинисты Шестаков и Автушко. В их мастерстве есть доля бойковской науки.

Его имя четко вписано в историю разреза и города Бородино. Он всегда был правофланговым. И не только  благодаря богатырскому росту, но больше всего делами. Не случайно на груди почетного гражданина нашего города сияла Золотая Звезда Героя Социалистического труда.

 

По материалам книги «Бородино черное золото России»

 

Петр Александрович Бойко начало 80-х
Семья Бойко, 70-ые годы

 

        Глава семьи Козминых -  Михаил Владимирович работал на подземных шахтах Ирши и Урала в должности маркшейдера. В период  ликвидации  работы   шахт в  октябре 1957 года  семья Козминых переехала  в рабочий   поселок Бородино.  Михаил Владимирович окончил семь классов, но   всю свою жизнь занимался самообразованием, имел способности к рисованию, много читал, собирал домашнюю библиотеку. Любил поэзию, много лет был внештатным корреспондентом районной газеты «Знамя Октября», его заметки публиковались и в городской газете «Бородинский вестник». Козмин написал четыре брошюры  о своей судьбе, о людях своего поколения, о городе Бородино, ставшим ему родным.  Бородинцы оценили его заслуги перед городом. 27 июня 2001 года решением Бородинского городского Совета депутатов ветерану труда Михаилу Владимировичу Козмину было присвоено звание «Почетный гражданин города Бородино». ( 1913-2007)

        Любовь к изящному слову, к искусству он привил и своим сыновьям –Борису и  Владимиру. Младший - Владимир Козмин (1943-2020)  всю свою жизнь посвятил музыке. Он открывал первую Бородинскую городскую детскую музыкальную школу и был первым ее директором. До конца жизни   был   увлечен поэзией, сам писал стихи, некоторые из них вошли в сборники стихов бородинских и зеленогорских поэтов.

Старший сын  -  Борис родился  в 1937 году. Отец, в юности страстно мечтавший стать художником, заметив наклонности к рисованию у сына, сделал все для того, чтобы его мечта воплотилась в жизнь.  В тринадцатилетнем возрасте Борис  поступил в художественную школу в Красноярске. Годы обучения в школе при мемориальном музее Василия Сурикова дали ему много в духовном развитии. И уже через два года он стал студентом Иркутского художественного училища. Потом  в 1961-1962 году - служба в армии в городе Хабаровске. Командир с пониманием относился к солдату - художнику и давал  иногда возможность заниматься живописью.

 Деятельная  натура  Бориса  подвигла его  к созданию в поселке Бородино студии изобразительного искусства, что и было сделано  в стенах бородинского  Дворца культуры «Угольщик»  в 1962 году.  Некоторые  старожилы до сих пор помнят, как  водили своих детей  на  уроки  рисования к  Борису   Козмину.    Они и сегодня, вспоминая  его,  сожалеют, что он  уехал из поселка,  после чего студия закрылась.

  Любовь к творчеству Пушкина сопровождала Бориса с ранних лет. Он мог на память прочитать любую главу из Евгения Онегина. Уже тогда он заинтересовался  историей любимого крестника  Петра  Великого  - «царского арапа» – Абрама  Петровича  Ганнибала – двоюродного деда Пушкина по материнской линии. В 1963 году Борису удалось посетить Пушкиногорье – родовое поместье российского поэта. Здесь зародилась мечта – жизнь свою посвятить этим заповедным местам. Для осуществления этой заветной цели он поступил в Ленинградскую Академию художеств на искусствоведческий факультет. Здесь он вошёл в мир Русского музея, Эрмитажа, Всесоюзного музея А.С. Пушкина, в мир города-музея. Он открывал для себя всё новые имена живописцев-колористов в отечественной и западноевропейской живописи. Среди них Коровин и Врубель, Ренуар, Моне, Рембрандт и Рафаэль и многие другие.

    И только в  1974 году  он стал хранителем (по ноябрь 2007 г.) музея-усадьбы Ганнибалов в Петровском. Теперь  его творчество обрело целенаправленный смысл. Он сумел за короткий срок глубоко и исчерпывающе выразить себя в разных жанрах: живопись, литература, и неразрывно с этим музейно - просветительская каждодневная работа. Непрерывно работает с  образом Пушкина, его волнует происхождение поэта. Он автор книг «Из рода Ганнибалов» и «Родом я, нижайший, из Африки», а также многих статей в журналах, газетах, путеводителях, научных сборниках.  Достаточно заглянуть в ВИКИПЕДИЮ, чтобы понять значимость личности нашего земляка.

Борис Козмин много путешествовал по стране и за рубежом. Из странствий всегда привозил много этюдов, писанных маслом, акварелью, пастелью, а также и путевые заметки, которые впоследствии становятся для него источниками его исторических очерков.  На сегодняшний день его картины остались  навсегда: в Германии, Венгрии, Франции, Великобритании, Греции, Испании, Италии, США, Китае, Японии, Южной Корее, Марокко, Мальте. Четыре работы земляка хранятся в художественном музее им. А.С. Пушкина в Москве.

В музее истории Бородино  в коллекции десять полотен художника, подаренных им самим и его родными и близкими.

Борис Козмин – заслуженный работник культуры Российской Федерации, лауреат Государственной премии в области литературы и искусства, член Союза художников РФ и Международной ассоциации писателей Российской Федерации.

 

 

Святогорский монастырь в Пушкиногорье
Усадьба Петровское
Творчество Б.М.Козмина
Творчество Б.М.Козмина
Козмин Борис Михайлович, начало 2000-х

 

 

Ефим Ильич Владимиров был яркой личностью в рабочем поселке Бородино. Появился он на бородинской земле в пятидесятых годах, сначала работал в бородинской автоколонне, потом в Ремонтно-прокатной базе (РПБ) в отделе нормирования труда. Это был интеллигентный, уважительный, с деловой рабочей хваткой человек.  Обосновался на Нижнесибирской улице, сам построил маленький домик, украсил его по своему вкусу в сказочном стиле, и все прохожие любовались этим сказочным домиком.  С 1953 по 1976 годы прожил Ефим Ильич в нем. Он аккуратно выполнял свои должностные обязанности, все его знали как толкового специалиста.

Но никто не догадывался, что Ефим Ильич не меньше времени и сил отдавал другому делу, ставшему смыслом его жизни, - краеведению.

Уже потом, в шестидесятые годы, когда в газетах и журналах стали появляться его статьи по истории революционного движения в  нашем крае, многие стали обращаться к нему за консультациями. Он стал известным исследователем и писателем публицистом. Знаменитые чешские путешественники Иржи Ганзелка и Ярослав Зигмунд, возвращавшиеся из путешествия по Евразии, заезжали к нему на несколько суток и долго о чем-то беседовали.

Ефим  Ильич был подвижником –краеведом с 1935 года и занимался этим упоенно и бескорыстно. Часто посещал архивы Заозерного, Канска, Красноярска, Минусинска и других городов, кропотливо работал в них и записывал нужные сведения, затем публиковать в газетах. Так, по его исследованиям территорию Рыбинского района до прихода русских, заселяли племена тафаларов,  асанов,  камасийцев и котов, которые платили дань тувинским и киргизским феодалам. К 1760 году относятся первые русские поселения в районе сел Рыбинское, Троицко- Заозерное, Большие ключи. Село Троицко- Заозерное было основано каторжными горными рабочими и рудоискателями Троицкого солеварного и железноделательного заводов, что расположено  на реке Усолка Тасеевского района. Вокруг Троицко – Заозерновской слободы горняки добывали слюду. В 1778 году жители Троицко- Заозерновской слободы были причислены к Рыбинскому приходу, а в 1784 году построили свою деревянную церковь с колокольней. Село увеличивалось медленно. В 1805 году согласно приходской книге в Троицко-Заозерном зарегистрировано три брака, а  в церковной ведомости записано 34 родившихся и 34 умерших. Это сведения из его статьи в газете Знамя Октября от 31.07.1971 года.

А вот еще из его статьи: Губернатор Енисейской губернии Александр Степанов разработал проект 22 казенных поселений, который был утвержден императором Николаем 1. Этапом по вновь построенному Московскому тракту  шли ссыльные солдаты и матросы, наказанные за воинские проступки, крепостные крестьяне, сосланные за неповинность помещикам и властям. Им и предстояло на голом месте строить поселения и жить в них. В 1820 –х годах солдатами Семеновского полка, сосланными в Сибирь, было основано село Бородино. К 1894 году относится образование таких сел как Переяславка, Александровка, Прилука, Налобино, Успенка. (Е.Владимиров. «О происхождении сел Бородино и Тарутино». Газета Красноярский рабочий от 18.10.1968г)

Имя Ефима Ильича Владимирова  занесено в справочник «Сто известных име Красноярского края».

Краевед Ефим Ильич Владимиров больше тридцати лет собирал материалы по истории Красноярского края, много времени уделил  документам строящегося угольного разреза, рабочему поселку Бородино, в котором прожил более двадцати лет и где  вырастил своих детей.  Но излюбленной темой для исследований  была одна – пребывание Владимира Ильича Ленина в сибирской ссылке. Неутомимый Владимиров неоднократно  побывал во всех городах и селах, где жил и останавливался Ильич во время своих вынужденных поездок по  бывшей Енисейской губернии. Автор по крупицам собирал сведения о встречах основателя Коммунистической партии Советского Союза с сибиряками и политическими ссыльными. Об этом у него есть книга «Поездки и встречи Ленина в Сибири», изданная в Новосибирске в 1967 году. Книга хорошо иллюстрирована, в ней имеются портреты  Ленина, Красикова, Кржижановского, парохода Св.Николай, виды Енисея, старого Красноярска и Минусинска, Шушенского, транссибирской магистрали. На титульном листе книги дарственная надпись: «Моей доброй соседке Раисе Петровне Петровой в день 40-летия с глубоким уважением от доброго соседа. Е. Владимиров, суббота 15 марта 1967 года, пос. Бородино, Н-Сибирская, 8».  В музее Бородино хранится книга Е.Владимирова «Ленинские места на Енисее» и  его рукописи  архивных документов  ( по другому копии в то время сделать было невозможно – можно было только переписать).

В 1976 году, уже  будучи на пенсии, Ефим Ильич переехал в Красноярск и продолжил работать с архивами.  Умер он скоропостижно --  прямо на автобусной остановке.

По материалам газетных заметок

 

Владимиров Ефим Ильич (справа) со своим другом Рожковым, 70-ые годы
Владимиров Ефим Ильич на встрече со школьниками, 70-ые годы
Авторская книга Владимирова Е.И.
Журнал с дарственной подписью Владимирова Е.И. 70-ые годы

 

Морозова Ниннель Алексеевна,1928 г.р. - 

Ветеран труда, первая паспортистка  Бородино,

Стаж работы в МВД 31 год

 

Морозова Нинель Алексеевна родилась 8 июля 1928 года в деревне Волочаевка Нерченского района Читинской области. В тридцатые годы с семьей переехали в Красноярский край в деревню Мордово  - Михайловка  Канского района, там получила семилетнее образование. В июле 1950 переехала в Бородино, устроилась работать в училище механизации кладовщиком, далее личным секретарем Светличного Афанасия Степановича (начальника училища). В 1957 году училище перевели на Иршу (ранее оно располагалось в г. Бородино, на месте бывшего здания магазина «Исток»). Нелли Алексеевна перешла работать в милицию паспортистом. В ее обязанности входило:

-прописка – выписка

-выдача паспортов

-работа с иностранцами и лицами без гражданства (в основном китайцами, перешедшими границу в послевоенное время)

-чуть позднее работа со  спецконтингентом (заключенные, лица на спецпоселении)

В дальнейшем начальником паспортного стола  в поселке Бородино. В 1964 году была переведена инспектором по паспортному режиму Рыбинского РОВД, начальником паспортного стола Рыбинского района. С 1977 по 1988 бессменный начальник паспортного стола в г. Бородино. Закончила службу в звании капитан МВД. Общий стаж работы в милиции 31 год.

Нинель Алексеевна Морозова вспоминает:

 «В далекие пятидесятые годы Бородинский поселковый отдел милиции состоял из пяти человек: начальника милиции, двух участковых, оперативного работника и паспортистки. Если нужно было передать документы в Заозерный, то начальник милиции садился верхом на лошадь и отправлялся туда галопом. Меня пригласили работать в паспортный стол  выдавать самый главный гражданский документ. Вскоре назначили меня начальником паспортного стола. Сначала присвоили звание младшего лейтенанта. А когда Бородино стал городом, я была уже в звании капитана. Первостроителями угольного разреза были вольнонаемные и репатриированные разных национальностей. Зарегистрировать полагалось всех без исключения. У многих и справок-то  на руках не было.

Как-то отправил  начальник меня  на соревнования по стрельбе в Красноярск.  80 районов принимали участие. Второе место взяла, хотя уж очень мешала мне узкая форменная юбка при стрельбе лежа, спортивная форма тогда не предусматривалась. Капитан, пока я стреляла, вышел. Юбку-то пришлось снять. Попала в газету МВД по Красноярскому краю как лучший стрелок». 

 

 

 В 2017 году Морозовой было присвоено звание Почетный ветеран МВД Красноярского края.

Морозова Ниннель Алексеевна,1928 г.р. - 

Ветеран труда, первая паспортистка  Бородино,

Стаж работы в МВД 31 год

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Морозова Ниннель Алексеевна с участковым, 60-ые гг
Морозова Н.А. крайняя справа, 70-ые гг
На открытии музейной выставки "Служу закону" , 2014

 

Из воспоминаний Альхановой Валентины Михайловны

      В Бородино я с родителями приехала в 1946 году. Отца - Лошкарева Филиппа Иосифовича из Красноярска по партийной путевке отправили на строительство разреза «Бородинский».

      Клуба не было. Кино смотрели на улице, сидя на траве, работал движок. Вечерами собирались на большом крыльце возле барака, пели, плясали под гармошку.

      Вскоре построили клуб, он напоминал длинный барак, назвали «Строитель». Первым директором клуба был  Н.К. Втюрин, жена его работала художником и поэтому все декорации для спектаклей они делали сами. Ставили пьесы: «Женитьба», «Русалка», «Сыроежки – дом отдыха». В спектаклях принимали участие многие, приехавшие на угольную стройку. Работали тяжело, труд был ручным. А после работы – на репетиции  Был создан первый оркестр из трех  музыкантов - репатриированных.  Инструменты – баян, гитара и домра. Вскоре из армии приехал демобилизованный Кузнецов Геннадий Прокопьевич, где семь лет занимался в ансамбле танца. Начал он свою работу худруком, преподавал хореографию, открыл первую школу бальных танцев. Познакомились с ним на сцене. Так  благодаря сцене и стали мужем и женой. Дворец культуры тогда еще только начинал строится.

 

Алевтина Николаева (слева) и Валентина Сасова (справа), нач.70-х
Сцена из спектакля Бородинского театра, начало 50-х г
Актеры Бородинского театра, конец 40-х гг
Актеры Бородинского театра, конец 40-х гг
Альханова В.М., начало 2000-х

 

Жили мы  в Саратовской области. Уже в сентябре 1941 года началось массовое выселение немцев Поволжья в Сибирь и другие отдалённые районы Советского Союза. К этому времени мой отец Генрих Эллер  уже был призван на фронт. А меня, годовалого с матерью и престарелой бабушкой  отправили в Сибирь. Высадили на маленькой станции Филимоново, что в двуустах  километрах от к востоку Красноярска. На самой станции нам  жить не разрешили , а нашли жильё в бараке в трёх километрах от станции на одном из отделений колхоза. Как удалось выжить нам  переселенцам   -- один Бог знает. Без помощи добросердечных соседей нам,  точно, было не выжить на голом месте, не имея ни кола, ни двора. Выручил, как иногда бывает, «господин случай».  Власти приняли решение всех  советских  солдат – немцев отправить с фронта в глубь тыла. Боялись, что будут сотрудничать с захватчиками. Отец мой потерял нас. Долго искал. И вскоре Генрих Эллер приехал к семье, которую он начал искать ещё будучи  на фронте, посылая письма - открытки  в тыл страны – их было тысяча,-- в разные адреса, в основном в Сибирь и Казахстан. На открытке только и было написано: Катя и Гарик, я вас ищу!   На одно из таких писем-запросов, размещённых на доске объявлений в городе Канске, случайно наткнулась подруга Екатерины Эллер, односельчанка. Она-то и сообщила ей, что, видимо, это ее муж ищет свою семью. Так наша семья воссоединилась. Жить стало немного легче. Отец устроился  на склад горюче-смазочных материалов  на отделении колхоза, через некоторое время он стал бригадиром ещё позже ему доверили  должность управляющего отделением колхоза «Красный  Маяк» Канского района. В сорок шестом году отец по решению крайкома партии  в числе сорока коммунистов был направлен на стройку Ирша-Бородинского угольного разреза. Вначале семья жила в землянке, затем Эллер построил домик на посёлке. Жизнь постепенно становилась более благоустроенной, сытой.  Прошли годы. 

    Сын Эллера – Гарри  стал известным человеком  не только в Бородино – он почётный гражданин города Бородино, -- но и в крае, и  в стране. Он  отличник народного просвещения РСФСР, заслуженный  работник физической культуры и спорта Российской Федерации,  заслуженный тренер России, воспитавший мастеров спорта СССР, заслуженных мастеров спорта России, чемпионов Европы, мира, серебряного призёра и чемпиона Олимпийских игр. Так продолжилась судьба одного из немцев Поволжья, пережившего тяжёлое испытание недоверия в лихие  военные и послевоенные  годы.

 

 

 

 

Гарри Андреевич Эллер, 90-е г
Родители - Генрих и Екатерина Эллер, конец 40-х г
Отец Генрих Эллер, конец 40-х годов
На спортивных состязаниях, конец 70-х

 

ИЗ воспоминаний Еловиковой Татьяны Александровны, заведующей первой бородинской школой

         Весной 1946 года заведующий  Рыбинским отделом народного образования поручил мне, учителю бородинской сельской школы открыть школу в рабочем поселке Бородино. Первыми жителями были вольнонаемные и репатриированные. Поселок строился. Я переписала всех детей. Их было 117 человек. Нам отвели половину барака по Бородинской улице. Заказали парты и школьный инвентарь. К 1 сентября не успели, но уже 17 сентября 1946 года школа была готова. Было открыто 4 класса. Прибывали рабочие,  а значит и дети. На следующий год уже открыли 5,6,7 классы. Приезжали учителя: Сотникова А.С., Олейник П.В., Эллер Е.К., Крючкова А.А., Петров Р.М. Барак-школа стал своеобразным центром культуры. Здесь проходили праздники, литературные вечера.

     Классов не хватало. Два класса занимались в бане. Началось строительство новой кирпичной школы по улице Ленина.  Она была сдана в 1949 году.

    

 

первая школа, учитель Юшкова, 1948
Григорий Иосифович Кочубей на пришкольной площадке, начало 60х

 

      Назавтра на утро мы были опять на месте будущего строительства. Нас было трое: Я, Малыхин Петр Семенович, назначенный  начальником строительства  Ирша - Бородинского разреза  и  Беляев Илья Васильевич. Оба из  треста Киселевскшахтстрой. По малоезженой дороге между перелесками и высокотравьем, проехав не более мили, остановились на поляне, среди раскидистых берез. Сочная, по пояс трава так и просила косаря, но мы ее утоптали, и получилась площадка вроде лежанки.

- Ну, что ж, - сказал Малыхин, - коль ты писал, то и колья водружай, и доску водружай.

Я взял лопату, вырыл две ямки, потом влез на крыло своего студебеккера. Беляев установил колья. Я их забил глубже колотушкой. Взял гвозди и прибил доску. Беляев поддерживал, а Малыхин со стороны выравнивал нашу работу. Мы полюбовались водруженным знаком и Петр Семенович. протяжно и взволнованно прочитал написанное на доске:

- «Здесь будет развернуто строительство Ирша – Бородинского разреза. 10 августа 1945 года».

 

Анатолий Афанасьевич Решетень, первостроитель города и разреза

 

Анатолий Афанасьевич Решетень, конец 40-х
Наставник, начало 50-х

 

Владимир Александрович Пожарников  – один из тех, кто более 12 лет руководил разрезом. Будучи руководителем угольного предприятия Пожарников не уходил от проблем города. Всегда откликался на просьбы о помощи в решении многих городских задач. Он лично уделял внимание развитию спорта, отдыха бородинцев, жилищному строительству, благоустройству города.                                                                               

Владимир Александрович Пожарников родился 13 апреля 1947 года в городе Киселевске Кемеровской области. Отец работал горным мастером в шахте, мать – в торговле. Детство было обычным: школа и занятия музыкой по классу баяна в музыкальной школе.

 После средней школы поступил  в Кузбасский политехнический институт на специальность «технология и комплектация механизация открытой разработки месторождений полезных ископаемых». В 1971 году  защитил  диплом и получил квалификацию горного инженера. Еще до института в его жизни произошло важное событие – он познакомился с девушкой Любой. Она была студенткой 4 курса Киселевского педучилища. По распределению направлена была в город Березовский. Она работала – он учился. На свидание ездил на автобусе. В конце второго курса Володя принял решение женится. Было нелегко – жили на зарплату жены. На следующий год родилась дочка. Но молодая семья выдержала испытания тех лет, как и сотни их сверстников. В 1971 году Владимир защитил диплом, а в сентябре этого же года начинается его трудовая жизнь на Назаровском разрезе. Энергичного, инициативного инженера уже в 1975 году заметили и предложили должность заместителя главного инженера, а в конце этого же года – главного инженера.

28 сентября 1984 года он был утвержден  уже в качестве директора разреза «Бородинский».

Самым крупным и приятным событием  для директора Пожарникова В.А. была рекордная  добыча тридцати миллионов тонн угля в год. Это был громкий успех на всю страну! Это был результат слаженного, напряженного труда коллектива и его руководителя. В эти годы разрез активно наращивал  мощность производства, последовательно реализовал программу технического перевооружения, внедрял  новые экскаваторы, различную горную технику, реконструировал  железнодорожный  транспорт.

С самого начала своей истории на Бородинском  разрезе руководитель  Пожарников В.А.  был реальным первым лицом не только на угольном предприятии, но и в городе. О энциклопедических знаниях и феноменальной памяти Владимира Александровича ходили легенды – он и правда помнил  пофамильно  практически весь  шеститысячный  коллектив работников.

За свою трудовую деятельность Владимир Александрович награжден знаком «Изобретатель СССР», полный кавалер знака «Шахтерская Слава».

Остались и нематериальные следы его профессиональной многолетней деятельности на бородинской земле. Это - улица, в 2003 году названная в его честь. Это - памятная доска, закрепленная на стене спорткомплекса разреза. Это и его имя, навечно внесенное в списки почетных граждан города Бородино.

  

 

Пожарников Владимир Александрович

 

Решетень Анатолий Афанасьевич (03.10.1925 – 25.03.2018)

Его трудовая деятельность началась с 23 июля 1945 года, когда бывший фронтовик – водитель боевой машины после тяжёлого ранения, вернувшись с войны и едва научившийся ходить, устроился шофёром на строительство Ирша - Бородинского угольного разреза. На фронт Анатолий Решетень ушел семнадцатилетним парнем. При форсировании Днепра был контужен на правое ухо. Потерял слух.  А уже почти в конце войны, в начале февраля 1945 года, в боях за столицу Нижней Силезии – в жестоком бою попал под немецкий бронетранспортёр, обошедший позицию минометчиков. Чудом уцелел. Но остался инвалидом. Военные хирурги сложили почти оторванную и пережеванную вражеской машиной, в правом бедре ногу.

Много лет работал водителем грузовой автомашины, одиннадцать лет старшим мастером гаража, три года председателем профкома. Одновременно выполнял общественные обязанности: депутатские, был наставником молодёжи. Он написал три книги воспоминаний об истории строительства города и разреза, о войне, о своей малой родине - Камале. За особые заслуги в развитии города, за краеведческую работу,  за безупречную трудовую деятельность и активную жизненную позицию Решетеню Анатолию Афанасьевичу 17 ноября 2000 года было присвоено звание «Почётный гражданин города Бородино».

Невзирая на сложности со здоровьем, ни на другие жизненные трудности у него никогда не гас интерес ко всему, что его окружало. Самый же большой и ценный подарок, который по его словам подарила ему судьба - это выпавший ему жребий быть первостроителем угольного разреза «Бородинский».

 

Решетень Анатолий Афанасьевич, начало 2000-х
Музейная экспозиция, выполненная Решетенем А.А., нач. 2000-х

 

Из воспоминаний А.А. Решетеня - без корректировки и ретуши текста 

Трест «Канскуголь» специализировался на открытой добыче угля и включал в себя два  крупных угольных разреза «Ирша-Бородинский» и «Назаровский». Все управления разрезами шло через него. В пятидесятые годы Тресты обладали определенной степенью свободы, хотя государство осуществляло надзорно-контрольные функции. Трест «Канскуголь» просуществовал относительно  недолго, т.к. поговаривали, что он имел чрезмерный управленческий аппарат. В 1962-1965 гг изменилась система территориального управления и два этих разреза получили право самостоятельного существования.

В конце пятидесятых – начале шестидесятых годов управляющим трестом «Канскуголь» был Семен Акимович Попов. Трест  размещался в нынешнем здании Администрации города Бородино. Чтобы быть ближе к рабочему месту, а в доме иметь рабочий кабинет, Попов решил построить себе дом за государственный счет. Когда дом был готов, нашлись крикуны, отторгли этот дом от Попова и разместили в нем детские ясли. Название «поповский дом»  осталось и вошло в историю. Не так давно в этом доме недалеко от администрации размещался магазин «Поляница», принадлежавший предпринимателю Альбине Барауля.

 На месте нынешнего здания магазина «Эскадра» в 1949 году был построен деревянный  дом достаточно приличного вида. В нем поочередно размещались – Бородинский поселковый Совет, амбулатория, парикмахерская с фотографией. Уже в начале 80-х годов деревянное сооружение было снесено и на его месте выстроено двухэтажное кирпичное здание бытового комбината «Горняк». Для удобств горожан там размещалось швейное ателье, фотоателье, парикмахерская, ремонт обуви. В перестроечные 90-ые  бытовой комбинат стал невостребован. Работу Домов быта перехватили сначала кооперативы, а потом индивидуальные предприниматели. 

 

Летний кинотеатр в старом парке, 50-ые годы
Анатолий Решетень, конец 40-х г

Опубликовано без корректировки текста , записано автором 

Бараки

Застройка рабочего поселка Бородино поселка по генплану Ленгипрошахта началась с нынешней улицы Ленина. В августе 1945 года на месте нынешних АБК и Газпромбанка были построены три барака. Каждый такой барак рассчитывался на 30-32 комнаты квартиры. На каменном фундаменте устанавливались столбы, а в промежутках между ними закладывались ошкуренные березовые чурки из подручного леса, потом все замазывалось глиняно-песчаным раствором. Стены ляпали быстро. Но все из березовых чурок не построишь. Задержка была с пиломатериалом, кровлей и, особенно с кирпичом. На каждый барак требовалось сорок тысяч кирпича, а его производили только в Красноярске и поступало на стройку в Бородино мало. По этой причине первый барак принял 32 семьи только в октябре 1946 года. Следующие заселялись только в январе 1947 года. В 1946 году была построена деревянная пекарня и кирпичная столовая, не так давно там размещалась контора ОРСа. В 1947 году построена новая столовая, потом в 1952 году в ней размещался клуб Шахтер, ныне детский центр Акуна-Матата.  В районе нынешнего сетевого магазина «Батон» стояли два финских барака. Сначала в них размещалась школа ФЗО (фабрично-заводского обучения), затем ее переименовали в  училище механизации. А после того как училище перебазировалось на Иршу их пустили на слом – они не подходили для суровой сибирской зимы. Финские дома (бараки) – это сооружения из утепленных картоном и бумагой сборных деревянных щитовых конструкций с одним продольным сквозным коридором по пятнадцати комнат с каждой стороны. Они поставлялись в Советский Союз в счет репараций за причиненный ущерб нашей стране в Отечественной войне от Финляндии. Финляндия воевала на стороне фашистской Германии, потерпев поражение осенью 1944 года,  вышла из войны и обязалась платить военную контрибуцию.

 

Горняк

На месте нынешнего здания магазина «Эскадра» в 1949 году был построен деревянный  дом достаточно приличного вида. В нем поочередно размещались – поселковый Совет, амбулатория, парикмахерская с фотографией. Уже в начале 80-х годов деревянное сооружение было снесено и на его месте выстроено двухэтажное кирпичное здание бытового комбината «Горняк». Для удобств горожан там размещалось швейное ателье, фотоателье, парикмахерская, ремонт обуви. В перестроечные 90-ые  бытовой комбинат стал невостребован. Работу Домов быта перехватили сначала кооперативы, а потом индивидуальные предприниматели.  

 

 

 

Записано без корректировки текста  автором Решетень А.А.

Застройка поселка Бородино по генплану Ленгипрошахт требовала неукоснительного соблюдения того самого плана. Ликвидация землянок началась в 1952 году. Тогда же приступили к ликвидации самовольных поселений. Новые дома частного сектора должны были строиться по типовому проекту, определенному для каждой из улиц. Отступление от проекта преследовалось по закону.

Но не все самовольные поселения в Бородино в 47- 52 гг  удалось ликвидировать. Устроился на работу в гараж шофером Павел Колесов. Жил он в Воскресенке, ходил оттуда пешком на работу в разрез и облюбовал себе место на бугорке, возле речки Ирши, перевез старый амбар из Восресенки и поставил на приглянувшемся месте: от гаража три километра и от Воскресенки – чуть побольше. Рядом поселились еще мужики и враз  оказалось поселение. Вода рядом, огороды хорошие – чем не житуха и когда власти чухнули, то там уже красовалась улицы не из землянок, а из приличных избушек с подворьями, огородами, колодцами и имела уже название по приречному признаку – Набережная. Властям ничего не оставалось делать, кроме как узаконить улицу с ее народным названием. Так возникла улица Набережная, процветающая и поныне, даже с асфальтовой проезжей частью. Другая подобная заимка возникла таким же образом. Прибыл на стройку в 1947 году Гаврилович Роман Васильевич. К этому времени в больших солдатских землянках освободилось много мест и ему с супругой работники ЖКО уделили место для проживания в одной из землянок. Он работал на промплощадке и решил не брать другого места под усадьбу, тут поблизости построить хибарку для начала. Идет с работы и где обрезок доски, где брусок, где горбылек  - и несет на свою стройку. Привез и детей из деревни, построили к осени избушку да к морозам зимним вселились в свое скромное жилье. Глядя на него,  тут же поселились Гришак, Стеклов, Женжеро, Набиев, Дмитриев и строить дома не какие-нибудь стали, а из бруса. Пошло и поехало.  Быстренько получилась улица из нескольких десятков домов. И так как мужики на постройку давали сами себе зеленый свет, то и улицу нарекли Зеленой. Долго не признавали ее как единицу в чреде плановых улиц поселка, выносили несколько постановлений убрать ее, но куда уберешь, когда люди обжились, привыкли и им ничего больше не нужно. Бились-бились власти, плюнули на все, уравняли в правах с другими улицами и название оставили приклеенное ей ее первыми создателями – улица Зеленая. 

 

 

Улица Октябрьская

       Первые дома на улице Октябрьской появились в 1948 году. Это частные дома №12, 17 и 27. А уже в 1949 году приступили к строительству жилых 4-х этажных домов «сталинок». Это были основательные, добротные и архитектурно насыщенные элементами декора дома с утолщенными кирпичными стенами. Кроме того помещения первых этажей было спроектировано с  большими арочными окнами и лепниной. 

Первые этажи жилых домостроений изначально были предназначены для размещения социальных объектов – магазинов, почтового отделения, аптеки. Весь комплекс (квартал) домостроений в центре которого расположен Дворец Культуры «Угольщик» спроектирован в стиле  сталинский «ампир». Замыкает исторический квартал парковое ограждение, привезенное из Ленинграда. Строительство поселка велось по генеральному плану Ленинградского государственного института проектирования шахт «Ленгипрошахт».

 

 

РОД  ДРАЧЕВЫХ

Отец - Драчев Иван Яковлевич, г.р. 1924

Мать – Драчева (Леонова) Антонина Андреевна, г.р. 1927

 

Из воспоминаний Александра Ивановича Драчева, 1952 года рождения

 

Мой дед - Драчев Яков Игнатьевич уроженец Белорусской ССР.  В период массовых репрессий  был раскулачен, т.к. держал маслобойку и вел натуральное хозяйство. Признан виновным  «за эксплуатацию трудового народа» – содержал двух работников.  В 1938 году  осужден и сослан на Дальний восток в район БАМа   (нынешней Байкало-Амурской магистрали).  Находился в колонии. Бежал в 1939 году, странствовал по тайге. На таежной тропе встретился с геологами, познакомился с одним из них родом из села Рыбное. С геологом добирались более 500 км  до поселения Ирша  в Красноярском крае, где в шахте Южная  шла добыча бурого угля.  Геолог выписал справку Якову, что он работал с ним в геологической партии.  Якова приняли на работу в шахту посадчиком. Это самая героическая и опасная работа в шахте. С целью уменьшения давления горных работ, необходимо, чтобы кровля в выработанном пространстве опускалась полностью на почву. Когда кровля не садится сама, то ее опускают различными способами принудительно – например,  выбивают или откапывают  стойки, которые держат кровлю.  До выхода на  пенсию проработал  на иршинской  шахте.  Реабилитирован в 1947 году.

Мой отец  Драчев Иван Яковлевич 1924 г.р. подростком прибыл  в пос. Ирша в 1939 году к отцу, где поступил на учебу  в среднюю  школу.  После 10 класса  (сразу после выпускного вечера)   вместе со своими товарищами написал заявление о зачислении в добровольческую комсомольскую сибирскую дивизию и был направлен на оборону столицы нашей Родины. После освобождения Москвы  продвигались  на запад. Путь был не легким. В 1943 году под городом Белый Смоленской области он был тяжело ранен в ногу, попал в госпиталь в город Ковров. В 19 лет стал инвалидом 2 группы. В мае 1943 года возвратился домой. И уже с июня пошел работать на шахту в качестве хронометражиста шахты «Южная», а через полтора года возглавил отдел труда и заработной платы.  Познакомился с Леоновой Антониной, которая работала там же на водокачке. Поженились в 1947 году (есть фото).  Ее отец Леонов Андрей Васильевич был расстрелян в период массовых репрессий в 1938 году « за эксплуатацию трудового народа».  Имел кузню, лошадь и  держал на подворье наемного рабочего.

В 1950 году молодая семья купила  бревенчатый дом в пос. Ирша по улице Профсоюзной. А в 1960 году в связи с закрытием шахты  дом по бревнышку перевезли в рабочий поселок Бородино, где и установили по адресу: ул. Маяковского, 17.

Более 45 лет отец трудился на предприятиях КАТЭК. За долголетний и безупречный труд в угольной промышленности награжден Знаком Шахтерская слава 3 степени, Орденом Отечественной войны 1 степени, в т.ч.  «За оборону Москвы».

 

Иван Яковлевич совместно с женой Антониной Андреевной вырастили и воспитали троих детей:

 Старший сын – Драчев Николай Иванович  1948 г.р. исполнил свою мечту-  стал летчиком. Окончил школу №64 в пос. Бородино.  Занимался спортом: бегал на лыжах, накачивал мышцы. В военное авиационное училище поступил со второго раза ( комиссия усмотрела неполадки со здоровьем). Учеба была трудная, особенно первый год, была мысль: может это не мое. Но нет, только небо! И через несколько лет на пороге родительского дома с сияющей улыбкой в нарядной летной форме появился новоиспеченный лейтенант!  Затем служба в военной авиации – Украина, Дальний восток. Служба тяжелая. В любое время суток должен быть готов к вылету. Трагически погиб друг, долго ощущал утрату,  но  свое предназначение выполнил. У Николая Ивановича Драчева 3600 часов общего налета, он подполковник, военный штурман 1 класса, летал  на сверхзвуковых ракетоносцах дальнего действия. Окончил  высшее военно- воздушное училище  в городе Челябинске, военно-воздушную академию им, Ю.А.Гагарина в городе Москве, участник нескольких парадов на Красной площади.  Женат, двое детей, четверо внуков. Старший сын продолжает династию военных. Проживает :  гарнизон Белая Иркутской  области. Пишет мемуары.

Сын – Драчев Александр Иванович  1952 г.р. – окончил среднюю школу №68 в  рабочем поселке  Бородино, монтер ЦТС ( центральной телефонной станции), рабочий на подстанции, возглавляемой Сергеем Владимировичем Курильчиком.  Жена Галина Геннадьевна Патрикеева из деревни Коркино Челябинской области. Приехала по направлению в Бородино в 1969 году. Работала в ПТУ на телефонной станции (КИП). Александр Иванович гордится двумя внучками: Старшая  24- летняя Евдокия (Дуняша) Бушкова после окончания института работает психологом в городе Новосибирске, а младшая 16-летняя Мария  Бушкова  в 2021 году  стала  бронзовым призером чемпионата мира   среди юниоров по подводному плаванию на 400 м. в итальянском городе Линьяло.  Проживает с матерью (дочерью Александра)  в г. Красноярске

Дочь  Валентина Ивановна  1957 г.р.– окончила школу №68 в пос. Бородино, Московский институт инженеров железнодорожного транспорта,  работала экономистом в московском метро. От родителей унаследовала природную красоту.  Поступала «на артистку» в институт культуры города Кемерово, не прошла по конкурсу и на следующий год подала документы в Московский институт инженеров ж/д транспорта. По распределению была направлена в г. Керчь на судостроительный завод. Там вышла замуж, двое детей, трое внуков. В настоящее время проживает в  г. Жуковский, Московской области. Фамилия по мужу – Черняева.

Записала Соколова Л.В.  февраль 2023

 

 

Драчев Иван Яковлевич, 1924 г.р.
Драчев И.Я. в первом ряду крайний слева, 1949
Драчев И.Я. в первом ряду в центре, 1951
Семейное фото, 1978
Старший сын Николай Иванович, 1982
Дочь Валентина Ивановна, 1878
Средний сын Александр на встрече с одноклассниками, второй справа, 2010

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОЛЬГИ НОВИКОВОЙ (БОДАЙ)  

Отец Бодай Роман Михайлович родился на Украине в 1925 году в семье выходцев из Польши. Львовская область была  оккупирована фашистами  с начала войны. Во время облавы  19 июля 1944 года 19-летний Роман вместе с двоюродным братом Василием был схвачен оккупантами  и перенаправлен в концлагерь в Польше. Трое друзей Романа при облаве пытались убежать, их расстреляли на его глазах. Надзирателями в лагере были поляки и евреи, которые пошли на сотрудничество с фашистами. Отец  из Львовской области дважды ездил на свидание с сыном. Поехал и в третий раз, лагерники были уже эвакуированы во Францию. Шли переговоры о репатритриации военнопленных на Родину. Брат Василий  после освобождения попал во французский госпиталь.       

      Роман первым эшелоном (формированием) был направлен через Ла-Манш на Одессу. Во время пути несколько раз попадали под бомбардировки. После фильтрационного пункта в Одессе был направлен  вместе с освобожденными товарищами в Сибирь на строительство буроугольного разреза. 8 августа 1945 года на станции Заозерная их  встречали американские «студебеккеры», водителем одного из них был Анатолий Решетень, мобилизованный из действующей армии ввиду ранения. Как-никак 18 километров до места строительства. Кто-то шел пешим ходом. В трудовой первая запись 15 августа 1945 года – рабочий отдела снабжения строительства Ирша-Бородинского разреза. На пенсию выходил в должности заведующего складом.

.   В апреле 1946 года пришло извещение, что осужден по ст. 58 как «враг народа - предатель родины». Срок – шесть лет с 1946 по 1952 год. На родине его так и считали врагом ….  

     А вот судьба брата Василия, оставшегося во Франции, сложилась иначе. Во время подготовки  и формирования отрядов для репатриации военнопленных на родину, он сильно заболел и попал в госпиталь. Выздоровел и через несколько месяцев  спокойно добрался  из Франции на Украину. Впоследствии стал председателем колхоза, партийцем.  

     Маше Завражиной на начало войны исполнилось 15 лет. Проживала с родителями в селе Успенка. В 1943 закончила Канское ФЗО железнодорожников ( школа фабрично-заводского обучения). До окончания войны работала старшим кондуктором - проводником – объехала весь Советский Союз. В 1947 вернулась в Успенку. Работу продолжила в Бородинском ПТУ стрелочницей. Там и повстречались с Романом. Поженились в 1949. Тетка ( мамина сестра) заселила в свою комнату, сама перебралась в свой дом по ул. Первомайской. В 1951 году дождались первенца – но дочь Люда умерла в младенчестве. Детская смертность на территории была очень высокой. В 1952 году родилась Оля ( в корпусе тубсанатория), в 1954 – Нина ( уже в больнице по ул. Ленина), в 1956 году – Владимир (проживает в Бородино).

     На родину к родителям Роман поехал в 1952, когда сняли судимость и выдали первый паспорт. В Бородино была назначена новенькая паспортистка, которой предстояло выдать больше двух тысяч паспортов реабилитированным.  Суровая и строгая Ниннель Павловна Морозова, ввиду большого объема работы  по заполнению личных данных,  допускала много ошибок. Так Бадай Роман Михайлович стал Бодаем. Никакие доводы не помогали исправить неверно зафиксированные имя или фамилию. «Останешься вовсе без паспорта!», - резюмировала паспортистка.  

     Оле уже исполнился год, когда отец впервые поехал навестить родителей во Львовскую область.  Жена Мария уже и не надеялась на его возвращение, уж больно долго задержался супруг на родной Украине. А Роман и, действительно, не хотел возвращаться. Встретил девушку – свою первую любовь, потерял голову от нахлынувших чувств.  И только строгий отец заставил его протрезветь. «Поезжай к жене и дочери, только так должен поступить настоящий мужик!». Мать плакала…

       Мать отца – Параскева - писала сыну в Сибирь письма на польском, отправляла в голодный край посылки - гречку, колбасу домашнюю, яйца в муке, одежду. А когда Оля училась в шестом классе и сама приехала в Бородино – навестила семью сына. Отца уже не было в живых. Еще, вспоминает Ольга, я маленькой сильно заболела, воспалилось и текло ушко. Ничего не помогало. Врач Агаев пояснил, что без пенициллина дело худо, да и достать его тяжело. Нашли препарат с большой переплатой, для этого пришлось продать польский мужской костюм, присланный родителями для любимого сына…

 

    Записала Соколова Л.В.

 

 

Роман Бодай с дочерью Ольгой, 1952
Супруги Бодай с старом парке (слева), середина 50-х
Дочь Ольга Бодай, начало 70-х
Семья Бодай с дедушкой Михаилом, начало 60-х

 

Все началось с банальной случайности. Подружка-одноклассница, записавшаяся в спортшколу  в лыжную секцию, как-то предложила: Оля, пойдем со мной на занятия, вот увидишь как там интересно» Она согласилась. Пошла, посмотрела. Потом еще раз и еще раз… Фамилия ее была тогда Бердюгина и училась она в четвертом классе. И только в пятом классе на осеннем кроссе – бежали один километр –  пришла первой. – «Почему- то именно эта моя победа «зажгла» меня воодушевила, тала толчок к серьезному отношению к  лыжному спорту. Первым тренером стала Татьяна Николаевна Новикова. Затем с 1980 года, после ухода Новиковой, ее тренером стал Гарри Андреевич Эллер. Спортивная биография Ольги расширилась. Богучаны, Лесосибирск, Тасеево, Назарово, Красноярск. В 1980 становится победительницей в гонке на два километра на районных соревнованиях, через год уже членом сборной края школьниц-лыжниц. В 1982 году на зональных соревнованиях чемпионата России в эстафете завоевывает титул чемпионки края, выполнив при этом норматив первого разряда.

В 1985 году на приз «Олимпийские надежды» на пятикилометровой дистанции стала  второй, а на краевых в Богучанах на 10 км дистанции Оля стала первой.

Наступил период, когда география спортивных состязаний стала всесоюзной. В Кемерово  выполнила норматив мастера спорта СССР.

В 1989 году  Олю Бердигину в центральной прессе назвали «героиней» Спартакиады  народов РСФСР. Она дважды становилась  чемпионкой в гонках на 5 км  - первый раз классическим ходом, второй раз - коньковым.

В 1987 году закончила физкультурный  техникум.  В 1988 году Оля вышла замуж за спортсмена-лыжника Анатолия Ромасько. Родилась дочь Настя.   

В 1994  Оля приняла решение освоить новую для себя дисциплину. Сильное влияние на нее оказала  прославленная Анфиса Резцова. Перейдя из лыжниц –гонщиц в биатлон  Анфиса  стала Олимпийской чемпионкой.

В первую очередь необходимо было научиться стрелять. В этом деле  первым ее тренером стал Валерий Иванович Стольников. «Связать лыжи и стрельбу из винтовки учил Леонид Гурьев. Ну а тренером по лыжам был ее супруг -  Анатолий. Уже в 1995 в Чайковске на чемпионате страны Ольга выигрывает спринт на 7, 5 км.

В начале 1996 году в Италии на чепмионате Европы , Ольга, показав блестящий результат в эстафете, становится чемпионкой Европы. Несколькими неделями позже  в Рупольдинге ( Германия)  Ромасько завоевывает свою первую золотую медаль и становится чемпионкой мира. Будет и вторая  ( Словакия –Осрбли) – - и третья (Австрия) Ольга трехратная чемпионка мира.

Вписала она свое имя в летопись  мирового спорта в 1998 году на Олимпийских играх в Нагано. Здесь, в Японии, Ольга стала серебряным призером.

Она прославила  свой родной город Бородино, где родилась, где впервые встала на лыжи. Город , в свою очередь, выразил ей свое признание: 4 апреля 1997 года она удостоена звания «Почетный гражданин города Бородино».

Бородинцы гордятся своей знаменитой землячкой. Давая интервью отечественным и зарубежным  журналистом, частенько сразу же после финиша с еще не успокоившимся дыханием, она неизменно отвечала : Я из Красноярска! И уточняла : Я из Бородино!»

 

Автор Анатолий Афанасьев

 

Родилась в 1968 г.   Закончила Бородинскую среднею школу №2.   С детства занималась лыжным спортом, и уже с 11 лет принимала участие в спортивных соревнованиях.   Мастер спорта СССР, заслуженный мастер спорта России, мастер спорта международного класса, трёх кратная чемпионка мира по биатлону. Серебряный призёр зимних Олимпийских Игр 1998 года в Нагано. За выдающиеся спортивные достижения в отечественном и мировом спорте Ромасько 4 апреля 1997года было присвоено звание почётного гражданина Бородино.

 

 

 

 

   Зачем пишу и для кого? В первую очередь для  потомков. И потому, что сейчас возникают у меня вопросы, а ответить на них уже некому. Хочу, чтобы это же не повторилось с нашими внуками. Своих прадедов я не знаю совсем, а с дедами жил долгое время вместе и не удосужился расспросить их о их  жизни,  о  жизни своих прадедов. Чувствую себя виноватым. И того, что знал, не запомнил, не сохранил. Тогда всё семейное казалось неважным, неинтересным,  ведь впереди целая жизнь… Теперь я понимаю, как много уже утрачено навсегда, и как мало времени, чтобы сохранить то, что осталось.. Живые воспоминания не  сохранились…  Кроме того,  мой дед Сергей написал мне в училище письмо, где подробно описал свой фронтовой путь. Не сохранил… Совесть терзает меня за  всё утраченное…

 Любой наш родственник, который узнает ещё что-то или может опровергнуть, пусть дополнит.  Этот рассказ посвящаю  отцу своей супруги  Надежды Неговориной  -  Николаю Ермолаевичу Неговорину

 

  25 августа 1941 года в возрасте 19 лет был призван в Красную Армию Западным ОРВК Ростовской области, а 1 сентября 1941 года был зачислен в Краснодарское Винницкое военно-пехотное училище и 14 марта 1942 года окончил со специальностью командир стрелкового взвода. Приказ Народного Комиссара Обороны № 02/38 о присвоении звания «лейтенант» подписан 2 марта 1942 года – по листку учета кадров в Андреевском райвоенкомате г. Ростова-на-Дону.  

Сразу  после выпуска в апреле 1942 года  был  направлен на Крымский фронт командиром стрелкового взвода в сводный офицерский полк. 18 апреля 1942 года зачислен в списки части. Взвод  должен был освобождать  Крым от немецко-фашистских захватчиков.  Но сопротивление противника было сильным,  взвод держал оборону  Аджимушкайских каменоломен ( в давние времена добывали камень – ракушечник).. Защитники каменоломен заняли огромную подземную сеть тоннелей и пещер, куда были спущены, в том числе,  и местные жители.  У  находившихся в подземельях солдат было мало боеприпасов, проблемы со связью, водой, медикаментами. После окружения была предпринята атака прорваться к Керченскому проливу для последующей переправы к своим.  В атаку пошли порядка 8 тысяч солдат. Было уничтожено несколько огневых точек, но сильный огонь противника заставил красноармейцев отступить с большими потерями. Немцы зажали наши части в Аджимушкайских каменоломнях и дали туда слезоточивый газ. 24 мая бойцы стали выходить, так как противогазов на всех не хватало. Так Николай попал в плен. Сразу немцы отправили пленных пешим порядком во Владиславовку. Потом в Бахчисарай, потом в г. Николаев.

По февраль 1944 года был уздником нескольких концлагерей в Румынии.  При обстреле  бежал из лагеря и около г. Краево встретился с частями  Советской армии.  Затем длительная проверка  спецорганами НКВД.  1 января 1945 года проверка была закончена и  Николай был зачислен стрелком во 2 отдельный штурмовой батальон 1057 стрелкового полка 297 стрелковой дивизии 2 Украинского фронта и направлен на фронт под город Будапешт.

18 апреля, при переправе через Дунай , снаряд попал в плот, и все оказались в ледяной воде.  После плена  молодой организм был сильно ослаблен и  истощен. К тому же многомесячная проверка  военнопленных проходила в очень жёстких условиях. Из ледяной воды  удалось выбраться, но полученная простуда   оказалась туберкулёзом. Так Николай попал в госпиталь в Саратов.    Находился на излечении с 20 мая до 17 июля 1945 года и был комиссован из Армии на один год. А с 18 апреля до середины мая он находился в санатории близ г. Мишкольца (Венгрия), где и встретил победу. С 1 сентября 1947 года поступил в Ростовский  горно-строительный техникум Минугля СССР, а 14 июня 1949 года  с отличием  его закончил.  По распределению был направлен в Красноярский край на только что принятый в эксплуатацию Ирша-Бородинский угольный разрез в качестве строительного десятника.

Всю последующую жизнь  был  настоящим  гражданином  с активной жизненной позицией, как будто доказывал своей жизнью, что не по его вине большую часть войны провёл в плену. В 1963 году был назначен начальником передвижной механизированной строительной колонны ПМК-337 и долгие годы возглавлял эту организацию.

В городе Бородино  и  Рыбинском районе есть много зданий и сооружений, построенных под его руководством:

В городе Бородино: Школа № 68(7), теперь №2; Хлебозавод (ТЦ «Громада»); Детский сад «Светлячок»;  Детский дом;  Детская музыкальная школа; жилые дома по ул. 9 Мая «косые»; жилые дома между 2 школой и  Пожарной частью. В городе Заозерный: Кинотеатр (теперь церковь); Горсовет; ЖД вокзал, школа №1. По Рыбинскому району: Уральская птицефабрика; Рыбинский техникум; Рыбинский ДК; Иршинское СПТУ. И это далеко не весь перечень объектов…

20 декабря 1979 года Николаю Ермолаевичу Неговорину присвоено звание Почетного гражданина города Заозерный. Но все же особой  наградой стало присвоение  ему  почётного звания «Заслуженный строитель РСФСР». Этими званиями  в семье  очень  гордятся.

Ушел из жизни 10 января 1985 года. Похоронен в Бородино.

 

 

По информации дочери Надежды Николаевны Ткаченко, 2021г

  

 

 

 

 

 

трофейные списки военнопленных, 1945
Фото из личного дела Неговорина Н.Е., 1941

 

Василий Трегуб написал заявление в военкомат в декабре 1941 года. Восемнадцати ему еще не было. Направили учиться в Смоленскую школу младших авиационных специалистов, которая была эвакуирована на станцию  Солянка. Стал специалистом по кислородному оборудованию самолетов. Вскоре командировали в Московское училище авиационных техников по спецоборудованию. Учился до мая 1943 года. На фронт направили  всем батальоном в 17 воздушную армию.  Наши самолеты вылетали на прорыв вражеской обороны под Ворошилоградом ( нынешний Луганск). К концу 1944 –го освобождали Западную Украину.  В связи с нехваткой кадров двенадцать раз вылетал Василий на боевые задания в качестве стрелка-радиста. Помнит, как все-таки самолет подстрелили. Двигатель могло заклинить в любую минуту. Успели перелететь через линию фронта. «Шасси нельзя выпускать, не выдержат тяжести падающего самолета. Садились на брюхо. В наушниках раздалось : Держись!.. И сразу – удар, скрежет, пылища…Сели, в принципе, удачно. Только летчик ударился головой о приборные щитки, пришлось перевязывать».

Победу встретил в  Праге. Через три месяца во Львов. Там предложили в авиационное училище. Василий выбрал земную профессию – пошел в автотракторное  в городе Хмельник Винницкой области. К этому времени успел побывать в отпуске в родной деревне Каменка Ирбейского района. Там женился на своей однокласснице – Даше Бондарь. Проучился полтора года. Как отличника направили в 4-ю Гвардейскую танковую Кантемировскую дивизию в город Наро-Фоминск командиром взвода технического обеспечения. Вскоре приехала жена. Дали 12-метровую комнату. Там же родились дочери Ольга и Галина.

Так прослужил Василий Константинович верой и правдой до 1956 года. После демобилизации приехал с семьей в Бородино. Здесь купил дом. С 1957 по 1969 возглавлял автобазу. С 1969 до выхода на пенсию возглавлял автоколонну №1263 в г. Красноярске. С 1984  председатель бородинского городского Совета ветеранов. По результатом учений, проводимом Министерством обороны Трегубу В.К. было присвоено звание майор, чуть позже и подполковник. Ушел из жизни в 2010 году.

 

Трегуб В.К. на фото справа, 1945
Трегуб В.К. в училище, 1942
Трегуб В.К. , 1944
Группа товарищей на площади ДК Угольщик, 1958
Семья Трегуб с друзьями в парке, конец 50-х

 

       Семья Тришиных была многодетная -  отец, мать и шестеро детей: четыре парня и две девочки. Проживали в деревне Рогачево Тумского района Рязанской области. Коля родился 23 февраля 1921 года. После окончания  семи  классов поступил в ФЗО (текстильное училище) и, проработав  совсем немного по специальности,  был призван на срочную службу.  2 ноября 1940 года Ивановским РВК Ивановской области  Николай Иосифович  был направлен на курсы связистов. После обучения  получил направление в 414 полк 125 дивизии 8А в звании сержанта. Полк был расположен в одной из прибалтийских республик – в Литве. Там его и застала война. Полк попал в окружение. Выходили из окружения группами. Долго блуждали по лесам. Вышли к деревне. Там что-то праздновали ( невзирая на  оккупацию). Звучала музыка, молодежь танцевала.  Фашистов в деревне не было. Голодные и изможденные  долгим блужданием солдаты  попросили еды. И тут же у деревенских парней появились автоматы и они взяли в плен всю группу бойцов ( так латыши пособничали  захватчикам). Затем передали их немцам. Началась страшная участь фашистского лагерника.  Пять таких лагерей, пять кругов ада  было пройдено. Освобожден был союзническими войсками  во Франции. Из Франции на корабле  был переправлен в Одессу на пересыльный пункт, где и сохранилась запись под номером 240. Пройдя долгие проверки в 1945 году  эшелоном  №98010, рота №6, число 250 человек, в том числе офицеры 53 чел, сержанты 46чел., рядовые 151 чел. был отправлен ( как им объявили) на  Дальний восток  на войну с Японией. Пока шел эшелон, война закончилась  и всех направили на строительство угольного разреза в Красноярском крае.

Ирша-Бородинский угольный разрез начинали строить киркой и лопатой. 15 мая 1946 года Николай Тришин был зачислен в штат Стройуправления №2 на должность помощника машиниста экскаватора. Затем был переведен машинистом. Самый первый экскаватор «Костромич» под № 11  появился в январе 1946 года.  Он был доставлен со станции Заозерная в разобранном виде. По ходу сборки экскаватор был переоборудован из парового в электрический. Собранный экскаватор с емкостью ковша 0,75 куб.м. поставили рыть неглубокую траншею под железную дорогу, которую тянули от станции Заозерная к  разрезу.  За рычаги этого экскаватора и сел Николай Иосифович Тришин. Вместе с ним работали  И.Г. Куренков, Н.С. Корбатов и Марушев.  В феврале 1948 г. «Костромич»  поставили  на строительство восточной выездной траншеи. Сначала породу грузили в шахтовые самоопрокидывающиеся вагонетки. Один ковш и вагонетка загружена.  Ее вручную откатывали по рельсам тут же проложенной узкоколейки. Затем вагонетки заменили  небольшими  немецкими пузатыми вагонами. Но и здесь не обходилось без ручного труда. Груженые вагоны сначала тянули на отвал ручной  лебедкой. Потом на строительстве появились два узкоколейных паровозика, которые и стали тянуть вагоны. В 1948 году узкоколейку перестроили  на ширококолейные пути. К началу 1947 года «Костромича»  вытеснили немецкие экскаваторы «Демаг» и «Менк» с двухкубовыми ковшами. В сентябре - октябре 1948 года  поступили отечественные экскаваторы  УЗТМ №38 и №40. Монтаж их осуществлялся на промплощадке  вручную, без кранов припомощи трактора и ручного тельфера.

Вскоре Н.И. Тришин переходит на экскаватор УМТЗ помощником машиниста к Марушеву. В 1950 году  был переведен в Ирша-Бородинский угольный разрез  №1 трест «Канскуголь». В архиве разреза хранится приказ, в котором перечислены фамилии рабочих и инженерно-технических работников «переданных на эксплуатацию  Бородинского разреза №1. То есть после сдачи разреза в эксплуатацию , часть его строителей перевели  уже в категорию  горнорабочих. В этом же приказе  указаны основные участки: добычной, вскрышной отвалы, дренажная шахта, мехцех, путевой. Первым начальником  вскрышного  участка был В.В.Сухачов, а первым механиком – В.Т. Широков. Машинисты экскаваторов В.Ф. Белякин, Д.Ф. Гулый, В.А. Лаптев,  Н.И. Тришин.

Жил Николай Иосифович  в землянке, построенной своими руками. В 1947 году познакомился со своей будущей женой Корягиной Клавдией Андреевной. Она разносила (развозила)  обеды горнякам. В 1948 году  родился сын Иван, в 1952 году  дочь Валентина. После рождения детей переселились на ул. Первомайская. Жили в квартире «подселением» - это когда две семьи на одной жилплощади.  В 1955 году  получили собственную отдельную квартиру на «Шестом участке» по ул.Кирова. Времени, заниматься домашней работой и воспитанием детей катастрофически не хватало. На работу  отец ходил  пешком через плотину вокруг старого озера, потом по тропинке через парк и дальше до траншеи. Случались аварии на экскаваторе. Ремонт производился непосредственно в траншее. Запасных частей не хватало.  В зимнее время грунт  налипал на ковш. Приходилось греть ковш с помощью костра. Клавдия Андреевна сначала пешком, а потом на  служебной машине  Москвич 401 доставляла  обеды прямо в траншею. За рулем ездила сама, часто брала с собой детей. Во время войны она служила шофером. Профессиональные права получила в 1942 году, любительские в 1958. И только в 60-х годах раскомандировки стали возить на автобусах. После  смены  рабочие стали мыться в бане и менять рабочую одежду на чистую. Со своей женой прожил  более 60 лет. Жили дружно. Двери были открыты для всех. Праздники всегда проводили  в большой компании. Дети выросли,  создали свои  семьи, проживают в Бородино.

Тришин Николай Иосифович работал на вскрышном участке разреза до выхода на пенсию. За годы работы неоднократно был награжден почетными грамотами, денежными премиями, ценными подарками.

 

  

Записано в мае 2021г. с рукописи дочери Валентины Николаевны Калининой

Тришин Николай Иосифович, 50-ые г
Семья Тришиных с первенцем Иваном, начало 50-х
Праздники отмечали шумно и весело, 60-ые
Тришин Николай Иосифович, конец 90-х

 

Мой прадед – Ковалев Петр Алексеевич был призван в действующую армию в  августе 1941 года. Ему было 37 лет. Он жил со своей семьей  в деревне Каменка Ирбейского района Красноярского края. Растил троих детей – 14 летнюю Надю, 12 –летнего сына Валентина и 4 –летнюю Машу. Вместе со своей женой Ульяной Константиновной они работали в колхозе. В июле 1942 года семья получила  горестное сообщение, что Ковалев П.А. пропал без вести в тяжелом бою. Но письма с фронта от прадеда продолжали приходить в семью. Последнее письмо от него было написано в январе 1944 года, в котором он выражал надежду на встречу с семьей. Его дочь  Журавкова Мария Петровна в восьмидесятые годы ХХ века решила выяснить судьбу своего отца и отправила много запросов с просьбой определить место его гибели. Из Канского военкомата пришел ответ, что Ковалев П.А. служил в 32 стрелковой дивизии, 1269 полку, 5 роте. Из центрального архива  Министерства обороны СССР получен ответ, что в ведомостях на выдачу денежного содержания рядовому и сержантскому составу 5 стрелковой роты полка Ковалев П. А. значится до января 1944 года.  Мария Петровна отправила заметки в разные газеты, с просьбой откликнутся однополчан отца. В результате поисков, с наибольшей вероятностью,  было выяснено, что мой прадед  покоится в воинском захоронении деревни Александровка Новгородского района, Новгородской области. Погиб он  в бою за город Новгород в январе 1944 года. Ему было 40 лет. 

     С военных лет в семейном архиве хранятся пять писем, которые посылал Петр Алексеевич в сибирскую деревню Каменка. Они написаны на бланках, специально выпущенных для писем с фронта. Вот одно из них (орфография сохранена)

 Добрый день или вечер здравствуйте все мои дорогие с приветом к вам ваш папаша привет жене ульяне константиновне и дрогим деткам нади и вали,  маленкой мани и всем вам. желаю всего наилучшего вашей жизни  и ищо сапчаю о своем здравии что в настоящее время я нахожусь жив и здоров что и вам желаю. Пока  жив  что далее будит там увидим как у вас нащет пагоды хлодная нет зима? унас снег лежит но погода теплая стоит в катанках нельзя ходит ходим в сапогах и катанки с собой носим пока        доргогие мои пишите пачаще пишите как живете как ваше здоровье пропишите  как весна в третьем году заработали  ли трудодней и скол чего получили на трудодень пишите все мине охота узнать. Улья вы писали что катанки катали но как скатала или нет пропишите скол пар  и кому катала. Вы там маленькую маню необижайте  она ныне пошла в  школу.  вот давно яс вами расстался вот уже наступит третья зима затем досвидания остаюсь жив и здоров то и вам желаю. как получите мою грамотку прошу дать ответ буду ждать вашего ответа  писмо 12.12.43г. карябал это письмо Ковалев Петр

      Посоветовавшись с семьей, моя бабушка – внучка Петра Алексеевича,  -приняла решение  передать  три  фронтовых письма от прадеда, поисковую переписку его дочери  с  военными ведомствами 80-х годов прошлого века и газетные заметки  в городской музей города  Бородино. В музее мне объяснили, что с  2015 года все предметы, попавшие в фонды, обязательно  регистрируются  в Государственном каталоге музейных предметов Российской Федерации. Теперь  в интернете, войдя на страницу Музея истории города Бородино в   Государственном каталоге РФ,  на всеобщем доступе я и мои сверстники из других городов могут  увидеть письма моего прадеда и узнать о судьбе одного из советских солдат.

 

Ковалев Петр Алексеевич с супругой Ульяной Константиновной на призывном пункте в г.Канске, 1941 август
Фронтовое письмо, 1942
Фронтовое письмо, 1943
Фронтовое письмо, 1943

 

РОДНАЯ ДУША  (посвящается  Ольге Александровне Березовой, почетному жителю города Бородино)

Для того, чтобы описать сколько-нибудь полно и точно эту потрясающую женщину,  нужно собрать уйму прилагательных превосходной степени, помножить их на киловатты, исторгаемые Саяно-Шушенской ГЭС и преобразовать в децибелы взлетающего Боинга. Думаю, что и этого будет недостаточно. Как описать широту и мощь ее доброго сердца? Она моя родная душа!

Учась в шестом классе Бординской средней школы №68, я на уроке пения неожиданно для самого себя вдруг решился на немыслимо смелый поступок: спеть прилюдно и в полный голос. Не подурковать, пробубнив под смех односклассников слова песни, слегка обозначив мелодию, а именно спеть. Спел, не без труда преодолев смущение.  Учитель пения тут же выскачил  из кабинета, вернувшись обратно уже в сопрвождении двух могучих дам, которых я видел только на школьных линейках директора школы Елены Павловны  Ефименко и завуча Ольги Александровны Березовой.

 –Кто? - обратилась Ольга Александровна к учителю.

 –Вот он, - кивнул в мою сторону учитель.

 –Так, Шалагин, пой! – скомандовала Ольга Александровна. Что то было чарующее в мудром и проникновенном взгляде  сквозь толстые стекла очков, и я вдруг  почувствовал такую восхитительную свободу, что сходу запел  смело и куражисто, ничуть не стыдясь того, что я умею. А потом были ее объятья… Кто этого не испытывал, тот в объятьях ничего не понимает! Меня плющило во всех плоскостях  и системах координат, поднимало, вращало и переворачивало. Сквозь хруст собсвенных костей  я слышал только громкогласное «Ой!». Спустя годы я узнал, что такое признание публики, были и овации и браво и бисы  и награды и звания, но такого шквала положительных эмоций я никогда больше не испытывал.

- Вот, теперь все!, -  торжественно заявила Ольга Александровна, выпустив меня из объятий. И это, действительно, было ВСЁ. Всё, что с годами превратилось в мою профессию. Всё, что позволяет мне ощущать себя счастливым человеком, ибо мое призвание переросло в дело мой жизни.

А после тех объятий полетели, помчались удивительные, полные волнующих событий дни. От концерта до концерта. От смотра до смотра. Мы не расставались и летом, потому что лето – это пионерский лагерь Шахтер, где Ольга Александровна долгие годы была бессменным директором. Когда школа готовилась к очередному смотру художественной самодеятельности,  начиналась творческая  лихорадка. Школяры от мала до велика до позднего вечера репетировали песни и танцы, шили костюмы, готовили реквизит. От превкушения предстоящего соревнования школа ходила ходуном. И над всем этим бурлением возвышалась, верховодила, отдавала  громогласные  указания Ольга Александровна Березова.

Когда мы с Юрой Кулаковым предложили в самом начале учебного года создать в школе вокально- инструментальный ансамбль это ее никак не смутило. Ее даже не смутило то, что мы учились в выпускном классе,  то, что в бюджете школы не было ни копейки средств на эту затею, что музыкантов пока было только двое. Она доверилась нам  и ее вера в нас была беззаветна. И уже 19 октября на день рождения комсомола мы играли свою первую концертно- танцевальную программу в двух отделениях.

Много лет прошло с тех пор. Я окончил Красноярский институт цветных металлов, снова учился, но уже музыке. Потом была Москва, ГИТИС, Ленинград, Театр музыкальной комедии, позже собственный  театр «Петербургская оперетта». Калейдоскоп событий, череда счастливых обретений и горьких утрат. Но где бы я ни был, куда бы не приводили меня гастрольные дороги, при малейшей же возможности сворачивал в Бородино. Это давно уже стало традицией, как и то, что после окончания спектакля на сцену опять поднимется Ольга Александровна и запросто расцелует артистов, а потом обнимет меня до хруста костей и скажет что-нибудь такое, что зал разразится овацией, а мои коллеги прослезятся.

Дорогая, милая Ольга Александровна, примите мое признание в любви, хоть и запоздалое! Счастлив быть Вашим вечным учеником, одной из планет  Вашей личной солнечной системы.

 

Сергей Шалагин, заслуженный артист России, руководитель театра Петербургская оперетта

Ольга Александровна Березова, конец 80-х
Ольга Александровна Березова, 2010
Коллектив учителей школы №1, 90-ые
Открытие школы №1 в Бородино, 1984

 

В первый раз на лыжи первоклассница Ольга встала на популярной у бородинцев  лесной базе отдыха «Елочка», где она отдыхала вместе с родителями. Снаряжение ей досталось большое - не по размеру, лыжи тяжелые - не по росту огромные, палки длинные, ботинки грубые. Не понравились ей тогда лыжи.

Оля училась в четвертом классе, когда к ним в школу пришел директор детско-юношеской школы  спортивной школы Гарри Андреевич Эллер. Он искал среди детей будущих лыжников. Пригласил на секцию. Оля в тот же день пришла в спортшколу. Самого Гарри Андреевича не было,  а  детей вереницей водили по лыжне друг за другом гуськом. В чем смысл? – думала Оля. И решила : - Больше я на эти занятия не пойду!

И не пошла. Но вскоре в классе  вновь  появился Гарри Эллер. Он опять убеждал ее прийти в спортшколу. Хорошо запомнились его слова : Ты, Оля, не торопись с выводами. Походи, присмотрись, потренируйся, почувствуй лыжи…» Она обещала прийти. Пришла. Раз-другой… Незаметно привязалась к лыжам. И с редким упорством и  радостью стала посещать тренировки.

В шестом классе  ее тренером стал Владимир Корабельников. Уже зимой она стала победителем на краевых соревнованиях на приз газеты «Пионерская правда». А на первенстве страны на приз этой же газеты  в эстафетной гонке Заморозова стала  второй среди девочек своего года рождения. И этой же зимой выполнила  норматив кандидата в мастера спорта СССР.

Через два года девятиклассница из Бородинской ДЮСШ добивается звания мастера спорта СССР. В 17 лет становится  членом сборной юниоров СССР по лыжным гонкам. А еще через два года  Ольга уже в сборной России среди взрослых. Так началась ее большая лыжня в соревнованиях мирового уровня - Швеция, Италия, Австрия, Германия, Словакия – вот такие теперь ее маршруты. В коллекции наград  появляются золотые и серебряные медали мировых чемпионатов, Кубков мира.

В 1996 году  радостное событие – родилась  дочь Даша, что не могло не сказаться  на ее спортивной форме. В 1998 году  Оля принимает решение уйти из лыжных гонок в биатлон.

Начались упорные тренировки. Ее первыми тренерами были  Анатолий Ромасько, Евгений Пылев, позже ее муж, лыжник, биатлонист, неоднократный чемпион мира, олимпийский чемпион1988 года Валерий Медведцев.

Фантастическое упорство, железная воля, жесткое самоограничение, тренировки на пределе физических и психических сил принесли плоды и на новом спортивном поприще. Через два года Ольга становится членом сборной России по биатлону, а еще через два года  на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити в 2002 году – олимпийской чемпионкой! Все информационные агентства мира оповестили планету  об очередной  чемпионке  из России  по биатлону. Узнал мир, что она сибирячка, что она стала первой в истории красноярского спорта олимпийской чемпионкой. Узнали также, что свое восхождение на вершину спортивного Олимпа начала она в небольшом сибирском городке Бородино, в местной спортивной школе.

Сегодня у Ольги семь золотых медалей. Она мама четверых детей.

15 марта 2002 года Пылёвой Ольге Валерьевне за высокие спортивные достижения и весомый вклад в развитие физической культуры и спорта в г. Бородино присвоено звание "Почетного гражданина" г. Бородино.

 

 

 

Родилась 07 июля 1975 года. Закончила среднею школу №3 г. Бородино. Заниматься лыжами начала в школьные годы. Российская биатлонистка, двукратная олимпийская чемпионка мира. На олимпийских играх 2002 в Солт-Лейк-Сити выиграла золотую медаль в гонке преследования на дистанции 10 км, а также выиграла бронзовую медаль в эстафете. В 2010 году Ольга Пылева на Олимпийских играх в Ванкувере стала двукратной олимпийской чемпионкой в составе женской сборной России.           

В 2023 году возглавила Федерацию биатлона в Красноярском крае

 

Ольга Валерьевна Медведцева
О.В.Медведцева на проводах Эллера на заслуженный отдых, 2023

 

МОСКВИЧКА ТАНЯ

 

Понимаешь, мама, я учитель!

Видишь, я вхожу бледнея  в класс,

Это мне решили поручить их поручить их

Сорок душ и восемьдесят глаз

Свой 80-летний юбилей отметила Татьяна Ивановна Гостиевская, половину жизни посвятившая воспитанию и образованию бородинских мальчишек и девчонок

Стать педагогом Таня решила еще в детстве. Она буквально влюбилась в свою первую учительницу. Но в послевоенные годы для поступления в педагогическое училище  требовался стаж. Поэтому пришлось отработать на шелкоткацкой фабрике три года. И только потом  долгожданное поступление в Первое московское педагогическое училище имени К.Д.Ушинского.

«Нам преподавали такие педагоги, которых сейчас, к сожалению, уже нет. Среди них были и авторы учебников, по которым училась вся страна» - вспоминает Татьяна Ивановна.

Получив диплом в 1963 году, вместе с тремя подругами отправилась в Сибирь «за туманом», как пелось тогда в популярной песне. Выбрали на карте  Тайшет в Сибири. Подруги отработали год в таежной школе и вернулись в Москву. А Татьяна встретила в далекой и холодной Сибири  свою судьбу, перебралась с супругом-горняком в Бородино. Он устроился на разрез, она в 68 –ю школу (шк.№2).

За сорок лет Татьяна Ивановна стала второй мамой для сотен бородинских ребят. За любовь к своему делу и внимание к каждому ученику отмечена знаком «Отличник народного просвещения», удостоена звания «Ветеран труда» и отмечена многочисленными грамотами. С 2001 года Татьяна Ивановна Гостиевская ушла на заслуженный отдых.

- Я довольна своей жизнью, - признается она. Я помогала людям, любила свое дело, жила честно и открыто.

Мы поздравляем Татьяну Ивановну с юбилеем! Счастья Вам, крепкого здоровья и долголетия!  

 

Коллаж к выставке "Ученье свет", Гостиевская Т.И. 2014
Татьяна Ивановна Гостиевская, конец90-х

 

МУЗЫКА -  ЖИЗНЬ, ЖИЗНЬ - МУЗЫКА

       

         Николай Шмырин. Это имя известно всем жителям нашего города и ассоциируется оно, в первую очередь, с удивительным коллективом – синтез-группой «Улыбка».  15 июля Заслуженный работник культуры Российской Федерации Николай Николаевич Шмырин отпраздновал свой 70-летний юбилей.
С самого раннего детства маленький Коля был увлечен музыкой, а иначе и быть не могло. Отец Николай Васильевич был отличным баянистом, хотя музыкального образования не имел. Старший брат Владимир тоже замечательно играл на баяне. Вот и Николай пошел по их стопам – сначала научился играть на гармошке, потом взял в руки баян. Без братьев Шмыриных не проходил ни один праздник в округе.
– По выходным в клубах проводили танцы, сейчас это называется дискотека, а раньше были танцы, – вспоминает Николай Николаевич, детство и юность которого прошли в селе Бородино. – Так вот меня приглашали играть на танцах на 3-е отделение. Деревня эта недалеко – всего 9 километров от села Бородино. Я там и на гармошке играл, и на баяне, весело было.
Сомнений, куда поступать учиться после школы, не было – конечно, в Минусинское культпросветучилище на эстрадное отделение. После окончания училища и службы в армии Николай Шмырин начал свою трудовую деятельность в селе Бражном Канского района. Но вскоре молодого специалиста пригласили работать во Дворец культуры шахтерского поселка Бородино – в декабре 1973 года он стал частью творческого коллектива ДК «Угольщик».
– Я сразу же организовал детский духовой оркестр, – рассказывает музыкант. Потом появился вокально-инструментальный ансамбль «Горняки», который состоял из рабочей молодежи. Мы озвучивали проходившие в ДК дискотеки: играли и пели. Народу приходило, приезжало человек по 800, не протолкнуться было. Но мне хотелось чего-то большего. Как раз в эти годы в Советском Союзе набирал популярность грузинский детский ансамбль «Мзиури», он был единственным в СССР ансамблем, где пели и сами играли на инструментах дети. Я подумал, почему бы в нашем Бородино тоже не собрать подобный детский эстрадный коллектив.
Так в 1976 году родилась синтез-группа «Улыбка» – легендарный ансамбль, который впоследствии покорит не только российские площадки, но и побывает с многочисленными концертами в европейских странах.
– В России мы были первыми, – с гордостью говорит Николай Шмырин. – К нам приезжали набираться опыта разные музыканты, чтобы и у себя на территориях организовать подобные группы. Мы сотрудничали с композиторами Владимиром Шаинским, Евгением Крылатовым. Побывали во многих странах Европы: Польше, Венгрии, Болгарии, Чехословакии, Югославии, Румынии, Австрии, Финляндии. Нелегко, конечно, приходилось - разновозрастные дети, группа подтанцовки, да еще около полутора тонн аппаратуры, все ведь с собой возили. Но никогда не жалел и другой судьбы для себя не видел и не вижу. Я счастлив, что именно так все сложилось: моя жизнь – это музыка, а музыка – это моя жизнь. Даже не верится, что уже столько лет позади, такая серьёзная круглая дата.
Юбилей – важное событие в жизни каждого человека, это праздник мудрости, жизненного опыта, это определенный рубеж, который позволяет подвести некоторые итоги. За полувековую творческую деятельность много сделано, выпущены в жизнь сотни успешных юношей и девушек. Вот, казалось бы, уже можно и отдыхать, заниматься домашними делами… Но нет! Николай Николаевич – не тот человек! Каждый день ему необходимо быть в своей студии, общаться с людьми, подбирать репертуар, создавать новые композиции, концертные номера, готовить своих воспитанников к новым конкурсам. Творческая жизнь расслабляться не дает.
Николай Николаевич крепкого Вам здоровья, неиссякаемой энергии, новых творческих высот!

 

 

Мзия ЗАРИДЗЕ

 

 

Валентина Васильевна Климова родилась 11.05.1952 года в деревне Большой Унгут Манского района Красноярского края. В школу пошла в 1959 году, окончила в 1969 году, к осени поступила в Красноярский государственный медицинский институт. Успешно защитилась в 1975 году,  сдала экзамены и получила направление на работу. Распределили в Рыбинскую центральную районную больницу в городе Заозерный. В распределении было оговорено, что к 1 августа будет предоставлено служебное жилье. Жилье предоставлено не было и Валентина неделю жила на железнодорожном вокзале станции Заозерной. На работу ходила исправно. Знающие доктора из больницы посоветовали обратиться в Крайздрав. Возвращалась из Красноярска  с  аэропорта на ЯК-40. Место рядом оказалось свободным. Уже перед самым отлетом успела заметить, что на это место сел молодой красивый парень. Воздушные ямы и сильный шум двигателей очень мешал комфортному полету. Раздали карамель «Взлетная». Развернула конфетку себе, передала соседу. Попила воды - угостила соседа. Хорошо запомнила дату полета – 10 августа 1975 года. А уже 3 октября  молодые люди поженились. Петр Степанович Климов ( так звали попутчика)  каждый вечер с того совместного полета приходил на свидание с Валентиной из поселка Урал в Заозерный. Чаще пешком. После окончания Сибирского технологического института работал конструктором технологического и торгового оборудования.

После того полета из  Красноярского  крайздрава, Валентине уже в понедельник выделили место в 3-х комнатной квартире.  Проживало там 6 молодых специалистов. Хорошо запомнила  северянку – якуточку Галю  Сафонову  (Галина Лукинична Сафонова впоследствии работала и в Бородинской центральной городской больнице). В 1976 году после ординатуры  Валентина сдала экзамен  и получила удостоверение хирурга.  На руках была уже дочь  Надежда.  Четыре года Валентине Васильевне пришлось отработать в пос. Урал терапевтом общей практики ( по месту работы супруга). Позднее в 1979 году родилась дочь Елена.  В настоящее время обе имеют по два высших образования. Трое внуков.  Валентина Васильевна рассказывает: в 1981 году я с мужем приехала в Бородино, в августе 1981 поселок стал городом. Работала в Бородинской горбольнице врачом, врачом-хирургом, врачом анестезиологом, реаниматологом, затем оперирующим лор - врачом, а с 1986 года перешла  на должность главного врача скорой помощи и выездного врача. А с 1990 года – только выездным врачом. Более 10 лет имела высшую категорию врача скорой помощи. Три раза проходила специализацию в ГИДУВЕ г. Новокузнецка на кафедре скорой помощи. Уволилась в 2009 году по семейным обстоятельствам. Стаж работы более 34 лет. За время работы получила звание «Почетный донор Красноярского края», а в 2001 году  - «Почетный донор России». Имею 2 удостоверения и значок. В 2007 году награждена Почетной грамотой  Агества здравоохранения и лекарственного обеспечения администрации Красноярского края за добросовестный труд и высокий профессионализм и Почетной грамотой Законадельного собрания Красноярского края за многолетний добросовестный труд. Мои увлечения – летом ягоды и грибы, огород, люблю читать, умею шить, вязать, стряпать, делать заготовки на зиму.

Климов Петр Степанович

Родился 1 сентября 1951 года. В лесозаготовительном поселке Зун-Хора , Хориского района, республика Бурятия. Самы младший из восьми детей, из которых шестеро довоенные, двое родились уже после войны. Родители приехали в Зун-хору в 1947 году из соседнего района Еравнинского. А вообще в Бурятию перебрались в начале 30-х годов из Красночикайского района Читинской области. Отец, Степан Антонович, был малограмотным, учился в церковно-приходской школе год или два. Мать, Федосья Герасимовна, была полностью неграмотной, но считать умела. В Читинской области отец занимался домашним хозяйством: держали скот, охотились. Совместно с матерью вели натуральное хозяйство. По приезду в Бурятию и отец и мать вскоре вступили в колхоз. Отец подучился и вскоре стал работать механиком на машино-тракторной станции (МТС). До войны родилось шестеро детей, кроме того в доме жили мать, отец и трое его младших сестер. Отца призвали на фронт в 1942 году, но на передовую он по каим-то причинам не попал, а отработал в Москве на военном заводе  до 1946 года. Мать и бабушка все тяготы войны пережили с детьми одни, без мужчины в доме.

После переезда  в лесозаготовительный поселок отец и старшие дети начали работать в лесу на лесозаготовках, мать с младшими детьми занималась хозяйством, но нередко и ее привлекали на работы. В поселке была семилетняя школа, куда Петя пошел учиться в первый класс в 1958 году. Впоследствии школа стала восьмилетней, там он и закончил восемь классов. По натоптаной тропе, как и старшие братья и сестры поехал учиться  в 9 класс в районный центр в 25 км.Некоторое время жил в интернате, на квартире  у знакомой бабушки, а потом доучивался в школе поселка, где прживала старшая сестра с тремя детьми, которая была старше Петра  на 20 лет.

После окончания средней школы поступил в Сибирский технологический институт в Красноярске, который окончил в 1973 году. Работал механиком в леспромхозе Красноярского края, в Бурятии, В 1974 году устроился на завод конструктором торгового и технологического оборудования в поселке Урал Рыбинского района. В 1978 году перешел на работу в качестве конструктора на Минусинский завод специального технологического оборудования, а уже в 1979 году – конструктором на Бородинский ремонтно-механический завод, где проработал до 1988 года. Перевелся на разрез «Бородинский», где и трудился до выхода на пенсию в 2021 году.

Ветеран труда федерального значения, награжден почетной грамотой министерства топлива и энергетики.

Из автобиографии Петра Степановича: Увлекаюсь рыбалкой, нравиться грибная охота,слежу за событиями в России и за рубежом, читаю документалистику на исторические темы.

 

 

 

 Записано со слов  Климовой Валентины Васильевны, март 2023

 

 

Петр и Валентина Климовы, конец 70-х
П.С.Климов справа в службе главного механика, 90-ые
В.В.Климова в БЦГБ, начало 2000-х

 

Мое раннее детство было связано с небольшими городами и поселками Дальнего востока. Мой отец закончил Сучанский (ныне Партизанский) горный техникум  и мы с мамой вместе с ним переезжали на каждое новое место его работы. В рабочий поселок Бородино мы приехали в 1956 году. Дорога от станции Заозерный на грузовике показалась очень долгой. Ощущение, что мы едем куда-то в глухую тайгу долго не проходило. Вся моя последующая жизнь оказалась связанной с нашим городом. Из воспоминаний детства и юношества наиболее яркие связаны со школой, парком «Березовая роща», Дворцом культуры. Чувство какой-то приподнятости, ожидание чего-то радостного, вера в то, что в нашей стране все возможно, совпали с оттепелью конца пятидесятых - начала шестидесятых годов. Как-то мы, пацаны , узнали, что на отвалах разреза бульдозером закапывают (утилизируют) книги и погоны. Это оказалось правдой и какое-то время у всех мальчишек в поселке были офицерские погоны: и серебристые и золотистые, с одним и двумя просветами. Откуда они появились, не знаю. Книгами я тоже успел обзавестись – мне досталась абсолютно новая «История ВКП(б)». После ХХ съезда и культа личности И.В.Сталина эти книги приказали уничтожить. Интересно, что погоны у нас никто не отбирал, а книги очень быстро у всех забрали.

Все старожилы помнят, каким прекрасным местом был парк «Березовая роща».Туда уходили семьями на целый день. На танцплощадке играла музыка, работал летний кинотеатр. При хорошей погоде целый день по  озеру  лодки катали детей и молодежь. Вечером, когда спадала жара, со всего парка тянулся народ к стадиону. Футбольные матчи – украшение любого праздника, выходного дня. Команда Шахтер. Ее любого футболиста знал каждый. Особая гордость – капитан команды Анатолий Гальян, быстрый край – Петр Микун, любимец болельщиков – Николай Еременко и другие. Команда была сильная. Успешно сыграв на первенстве края получили право выступать в классе «Б», но финансовые проблемы помешали участию в играх.

В начале шестидесятых в нашей школе №64 кумирами ребят были Александр Беспалов, Виктор Милов, Владимир Межов, Валентин Фефелов – да всех не перечислишь. Но наиболее яркой спортивной фигурой был для нас одноклассник Юра Беспалов. Казалось, все ему дается шутя: волейбол, баскетбол, футбол. Имея первый разряд по нескольким игровым видам спорта, он,  выйдя на лыжню, выигрывал и районные соревнования. По разным причинам Юра не смог реализовать свой талант в спорте, но главные его человеческие качества с годами не изменились.

 Там, где сейчас находится стадион, был большой лог, по которому весной  при таянии снега и при дождях бежал бурный ручей. Много труда было положено, чтобы превратить это место в городской стадион. И хотя он сейчас в центре города, но футбольные матчи не собирают сейчас болельщиков. У каждого времени – свои песни. 

Сергей Комогорцев 

 

 

Парки культуры и отдыха стали входить в жизнь нашей страны в 30-х годах прошлого столетия. Сталинской конституцией было утверждено право гражданина на отдых. Но отдыхать советские люди должны были по-особому: массово и организованно. Удобным инструментом реализации такой политики и стали парки культуры и отдыха. Под парки отводили огромные территории, для прохождения массовых демонстраций в них проектировались широкие аллеи, для массовых гуляний – площадки.

Бородинский  парк культуры и отдыха - типичный и, в то же время, уникальный объект, в сегодняшних границах территории был создан в начале 50-х годов прошлого века.

Жителей поселка всегда привлекала  березовая роща, которая уцелела в первые годы строительства благодаря конному парку, расположенному на ее территории. А. Решетень в книге «Живая память», стр. 80 так описывает празднование дня шахтера в 1948 году:

 «В Березовой роще каждая компания, облюбовав себе место под деревьями, накрывала стол прямо на траве. Люди были довольны и радехоньки: ведь после такого страшного военного лихолетья они впервые чувствовали себя в некотором довольстве и жили надеждой на лучшее будущее. Через некоторое время уже слышались переливы гармоники, а где-то звучали домра с балалайкой, кто-то выводил романсы под гитару. Роща огласилась песнями – задорными и веселыми, народными и современными, уже послышался топот чечетки и женские залихватские: Эх! Эх!».

Поэтому решено было построить парк именно там.

 

В городском архиве хранится документ, согласно которому выясняем:

                          

 Протокол №2

Второй сессии Бородинского поселкового Совета депутатов трудящихся Рыбинского района Красноярского края третьего созыва

                                                            От 8 февраля 1951 года.

 

Председатель поселкового совета т. Заможский

Всего депутатов поселкового совета 25 человек

Участвовало на сессии поселкового совета 18 человек

Присутствовало приглашенных лиц 10 человек

 

               Повестка дня:

  1. О мерах  по благоустройству и озеленению поселка Бородино на 1951 год.

Слушали:

1.  О мерах по благоустройству и озеленению поселка Бородино на 1951 год начальника разреза №1 т. Гавриленко С. И. он говорил:

Выполнение народно-хозяйственного плана на 1950 год показывает огромные успехи социалистического строительства. Большое перевыполнение всех заданий, огромный рост производительности труда и материального благосостояния трудящихся нашей Великой страны.

Невиданными темпами развертывается гигантское строительство великих сталинских строек коммунизма преобразующих природу и обеспечивающих новый небывалый подъем народного благосостояния.

Партия большевиков и Советское Правительство во главе с нашим любимым и гениальным вождем товарищем Сталиным всемерно заботятся о жилищно-коммунальных нуждах трудящихся. В огромных масштабах идет строительство новых домов во всех городах и селах. Быстро растут новые поселки и целые социалистические города. Наш поселок Бородино является одним из таких примеров.

Далее обсуждались мероприятия, направленные на благоустройство и озеленение поселка. Среди прочих,  было принято и такое решение:

« В роще оборудовать парк культуры и отдыха, обиходить его территорию, провести аллеи, осветить и построить футбольное и волейбольное поле, павильоны и другое. Проект парка «Культуры и отдыха» поручить разработать инженеру дирекции строящихся предприятий т. Аболину и главному маркшейдеру разреза тов. Шеховцову к 1апреля 1951 года».

         Далее, согласно протоколу от 27 марта 1952 года: «На развитие парка Культуры и отдыха выделено 11миллионов 300 тысяч рублей».

На заседаниях поселкового Совета депутатов трудящихся Рыбинского района Красноярского края утверждались объекты, которые планировалось построить на территории парка «Березовая роща». Кроме стадиона и спортивных площадок было принято решение о строительстве летнего кинотеатра, танцплощадки, входных ворот, павильонов, летнего кафе, беседок. В 1953 году было принято решение о строительстве озера. Из протокола от 27. 03. 1953.: «…выезжали на плотину, решили, что можно создать водоем. Садовников съездит на машине, закупит рыбы, привезет из Гмирянки, отпустим в пруд зеркального карпа. У нас отпущено 8000 рублей, тов. Садовников берется оборудовать. Глубина будет 8 метров. В парке нужно создать водоем». На этом же заседании распределили какому предприятию какую технику и сколько рабочих было необходимо выделить для постройки пруда, который было решено построить на очередном воскреснике.

Из воспоминаний М. А. Солоха: «В начале парка бежал маленький ручеек. И вот тогда было решено построить пруд или озеро. Кто как называл. Пригнали шагающий экскаватор. Бульдозеры, трактора и началась работа.

         Начальником участка вскрыши работал тогда Устюгов Георгий Трофимович. Гончаров Иван Андреевич машинист экскаватора, Солоха Василий Давыдович – помощник машиниста. Стали засыпать плотину, а почва болотистая. Стройка шла трудно и уже почти готова, как экскаватор начал тонуть в трясине. Более двухсот шпал уложили вручную, при помощи тракторов, бульдозеров, экскаватор встал на твердую почву.

         Стал заполняться котлован, было много радости у всех. В озеро запустили мальков карпов. Купили лодки. И вот на этом озере стали отдыхать семьями».